МЕТКИЙ ПАКОСТНИК #7: ДУШИ ЧИСТИЛИЩА И РЕКРУТЫ ПРЕИСПОДНЕЙ

МЕТКИЙ ПАКОСТНИК #7
ДУШИ ЧИСТИЛИЩА И РЕКРУТЫ ПРЕИСПОДНЕЙ



av-8330.gif (33.36 Kb)

      ОТ РЕДАКТОРА:
Дорогие друзья, редакция "Меткого пакостника", имеет честь представить Вашему вниманию очередной, уже седьмой номер нашего издания. В данном номере предметом нашего пристального внимания стали смертные грехи посетителей форума dobroe.ru. Вы еще только подумали "А не согрещить ли мне завтра после обеда?", а мы уже знаем, каковы будут ваши грешки и проступки.



      ЭПИГРАФ
- Хуанито, - говорила мать Дону Хуану. - я должно быть буду страшно мучаться и проведу миллионы лет в Преисподней, если ты не будешь заказывать мессы для спасения моей души. Как жестоко будет с твоей стороны обречь на муки мать, вскормившую тебя!



      ПРОЛОГ
Архангел Михаил, седобородый, весь в белых одеяниях, приподнимается с кресла-облачка и протягивает Финнегану историю. Но понимание того, что это чья-то история приходит к Тиму Финнегану, издателю, не сразу. Он долго рассматривает историю, потом переводит взгляд на архангела и снова на историю. То, что он видит перед собой, как-то не очень вяжется с названием "чья-то история". Он скорее представлял это в виде каких-то древних тестов или манускриптов.
- Это и есть их истории, - произносит архангел Михаил. - Точнее они там, внутри.
Ничего не понимая, Финнеган кивает.
- Возьми, - приказывает Михаил.
Финнеган осторожно берет череп с биркой и осматривает изнутри, выискавая хоть какие-то следы или остатки истории. Но сколько ни рассматривает - видит обыкновенный полый череп с отсутствующими зрачками.
- Внутри ничего нет, - констатирует Финнеган.
- Приложи к уху, - советует Михаил.
Финнеган повинуется. Он прикладывает череп к уху, как морскую раковину, и слышит таинственный и завораживающий гул. Он удивленно поднимает глаза на архангела.
- Там внутри запечатана история, - объясняет Михаил.
- И я должен ее прочитать?
- Такова работа Читателя Историй, - кивает архангел.
- И что потом делать с прочитанным?
- Ты ничего больше не должен делать, просто прочитай и все.
- Но зачем? Что-то я не пойму, - говорит Финнеган. - Надо прочесть отсюда историю - это понятно. Но то, что больше ничего делать не нужно, - этого я не понимаю. У работы должна быть какая-то цель. Скажем записывать эти истории, сортировать их по какому-то принципу…
- Читая истории грешников, ты освобождает их души от свершенных ими грехов и преступлений. В этом твоя миссия.



1. СЛАДОСТРАСТНИКИ, ЛЮБВЕОБИЛЬНИКИ И ЭКСГИБИЦИОНИСТЫ


      БИРКА НА ЧЕРЕПЕ
Tranzit (May 25 2007, 00:39)
Finnlady хочу... и Caustica
правда они отказываются
а еще Юлю желаю и Сашеньку



Финнеган прикладывает череп к уху: гул голос, обрывки музыки, томные вздохи… Чуть заметно улыбнувшись, архангел берет из рук Финнега череп, протирает его ветошкой, отчего тот становится заметно белее, и ставит на стол.
- Ладно, давай покажу тебе как читают истории. Смотри внимательно. Сначала поворачиваешь его так, чтобы он глядел на тебя. Затем кладешь пальцы ему на виски и неотрывно смотри в глазницы. Только взгляд не отводи. Если долго смотреть ему в глаза, череп нагревается и начинает сиять. Ты должен пальцами гладить ему виски, настраивая это сияние, пока история не возникнет перед тобой.
Финнеган снова берет череп и шумы и помехи исчезают, уступая место истории Tranzit'a.



Цитата:
ЭКСТЕРЬЕР: ТРАССА. ДЕНЬ. НА ОБОЧИНЕ СТОИТ МЧ ЛЕТ 25-ТИ. ИЗ-ЗА ПОВОРОТА ПОКАЗЫВАЕТСЯ КРАСНЫЙ КАБРИОЛЕТ, ЗА РУЛЕМ КОТОРОГО СИДЯТ ДВЕ СИМПАТИШНЫЕ ДЕВЧОНКИ. МЧ ГОЛОСУЕТ, ВЫСТАВИВ ПРАВУЮ РУКУ С ПОДНЯТЫМ БОЛЬШИМ ПАЛЬЦЕМ. КАБРИОЛЕТ ОСТАНАВЛИВАЕТСЯ У ОБОЧИНЫ.
МЧ. Привет! Нам по пути?
ДЕВУШКА-ЗА-РУЛЕМ. Ну… если вы на запад…
МЧ. Значит мне туда! (ВТОРОЙ ДЕВУШКЕ) Детка, сядь назад: так твоей подруге не придется вертеть головой, если она захочет как следует меня рассмотреть. Как, впрочем, и тебе.
ВТОРАЯ ДЕВУШКА ПЕРЕСАЖИВАЕТСЯ НА ЗАДНЕЕ СИДЕНЬЕ. МЧ САДИТСЯ РЯДОМ С ДЕВУШКОЙ-ЗА-РУЛЕМ. КАБРИОЛЕТ ТРОГАЕТСЯ С МЕСТА.
МЧ (ОБВОРОЖИТЕЛЬНО УЛЫБАЯСЬ) Я Tranzit.
ДЕВУШКА-ЗА-РУЛЕМ Я Finnlady. (КИВАЕТ НА ПОДРУГУ) А это Furious. Куда едете, Tranzit?
TRANZIT. Я? (ПОДМИГИВАЕТ) Я еду транзитом искать идеальную любовницу…
FINNLADY. (ЗАИНТЕРЕСОВАННО СМОТРИТ НА ПОПУТЧИКА) Вау! Какой интересный маршрут.
TRANZIT. Вы там были?
FINNLADY. Пожалуй нет.
TRANZIT. Я пока тоже. Зато как весело добираться!
TRANZIT ИГРИВО ТОЛКАЕТ ЛОКТЕМ FINNLADY, МАШИНУ ЗАНОСИТ В СТОРОНУ. FINNLADY С ТРУДОМ ВЫРАВНИВАЕТ АВТОМОБИЛЬ.
FINNLADY. А как вы узнаете, что приехали?
TRANZIT. (ПОЖИМАЕТ ПЛЕЧАМИ) Это моя проблема… Вам это не интересно.
FURIOUS. (С ЗАДНЕГО СИДЕНЬЯ) Нет-нет! Очень даже интересно.
TRANZIT. (ЗАМЕТНО ОЖИВЛЯЯСЬ, НАЧИНАЕТ ЗАГИБАТЬ ПАЛЬЦЫ) Первый раз был так себе. Я даже подумал: и это все? И об этом столько песен написано?! Сильно преувеличили! Второй раз был чуть-чуть лучше. Третий - это было уже что-то! Четвертый хуже третьего. Пятый… В общем, когда я накопил опыт и начал сравнивать, просто голова пошла кругом. Что, если мой идеал ждет меня за углом, насколько лучше будет самая лучшая!? Это стало моей жизнью. Иногда я жалею, что еще не пошел в монастырь (женский, гы-гы-гы!). Но мания… моя мания - это найти мой идеал!
FINNLADY. И что? Значит ты ниодну не простил?
TRANZIT. (ПОДНИМАЕТ ГЛАЗА ВВЕРХ, КАК БУДТО ПРИПОМИНАЕТ) Нуууу… только если лесбиянок, и то не всех. (КЛАДЕТ РУКУ НА БЕДРО FINNLADY) Ну что? Хочешь позабавиться со мно?
FINNLADY. Ладно. Аааа…. под каким номером буду я?
TRANZIT. (ДОСТАЕТ ЗАПИСНУЮ КНИЖКУ, ЛИСТАЕТ СТРАНИЦЫ, БЕЗЗВУЧНО ШЕВЕЛЯ ГУБАМИ) Две тысячи четыреста шестьдесят вторая. Но у меня очень, очень хорошее предчувствие. Ты какая-то особенная.
FINNLADY. (ВСЯ В РАЗДУМЬЯХ И СОМНЕНИЯХ) Ааа… Эээээ… Знаешь…. Нет! Пожалуй я пас, Tranzit!
TRANZIT. (ПОДСКАКИВАЕТ ОТ УДИВЛЕНИЯ НА МЕСТЕ) Что значит пас? Так не бывает! (ХЛОПАЕТ СЕБЯ ЛАДОНЬЮ ПО ЛБУ, КАК БУДТО ПОНИМАЯ ПРИЧИНУ ОТКАЗА) О! Я чистый и ничем не болен, если ты про это. Есть презервативы - самые лучшие, пупырчатые и с запахом клубники!
FINNLADY ОТРИЦАТЕЛЬНО КАЧАЕТ ГОЛОВОЙ.
TRANZIT. Ну же, милая, комон, комон! Давай!
TRANZIT ЛЕЗЕТ ЦЕЛОВАТЬСЯ. FINNLADY ОТТАЛКИВАЕТ ЕГО.
FINNLADY. Хватит! Тихо-тихо!
МАШИНУ ЗАНОСИТ В СТОРОНУ. FINNLADY ТОРМОЗИТ. МАШИНА ОСТАНАВЛИВАЕТСЯ ПРЯМО ПОСЕРЕДИНЕ ДОРОГИ.
FINNLADY. Я отказываюсь и точка!
TRANZIT. (С ВЫЗОВОМ) То есть ты не женщина? Встретила настоящего мужика и испугалась? Боишься опозориться?
FINNLADY. Ты ведь этого не узнаешь, верно? Если я этого не сделаю, то не стану номером две тысячи шестьсот как-там-дальше… Я буду номером один. Той, которую ты запомнишь до конца жизни. По ночам ты будешь думать обо мне, гадать не она ли. Мой ответ: да, я твой идеал, которого у тебя не было. Само совершенство.
TRANZIT. (ЗАТЫКАЯ УШИ) Все, хватит! Хватит!
FINNLADY. (ВХОДЯ В РАЖ) Прямо просветление. Я еще ни в чем не добивалась совершенства.
TRANZIT. (ОТКРЫВАЯ ДВЕРЦУ И ВЫСКАКИВАЯ ИЗ МАШИНЫ) Ты меня поимела! Мысленно! (ХЛОПАЕТ ДВЕРЦЕЙ) Это ужасно!
FINNLADY. (ЗЛОРАДНО УХМЫЛЯЯСЬ) А мне понравилось!
TRANZIT. (ОПИРАЕТСЯ НА КОРПУС АВТОМОБИЛЯ И ОБРАЩАЕТСЯ К FURIOUS) А ты, детка? Ты-то уж наверняка настоящая женщина! Тебя внести в мой список?
FURIOUS. (С ГОТОВНОСТЬЮ) Да-да, обязательно внеси! Только… у меня бывают проблемы. Нууу… когда возбуждаюсь.
TRANZIT (C ЭНТУЗИАЗМОМ) Ничего страшного! Я об этом позабочусь, малыш!
TRANZIT ПЕРЕПРЫГИВАЕТ ЧЕРЕЗ ДВЕРЦУ ВНУТРЬ КАБРИОЛЕТА, ОБНИМАЕТ FURIOUS, РАССТЕГИВАЕТ НА НЕЙ ДЖИНСЫ И ЗАПУСКАЕТ РУКУ ЕЙ В ШИРИНКУ.
TRANZIT. (В УЖАСЕ ОТ ТОГО, ЧТО НАЩУПАЛ) Аааааааааааааааааааааааааааааааааа….
FURIOUS. (ЗАЛИВАЯСЬ ЗЛОРАДНЫМ СМЕХОМ) Еееехе-хе-хе-хе….
TRANZIT ПУЛЕЙ ВЫСКАКИВАЕТ ИЗ КАБРИОЛЕТА И НА ШАТАЮЩИХСЯ НОГАХ КОВЫЛЯЕТ К ОБОЧИНЕ.
FINNLADY. (ДАВАЯ ПО ГАЗАМ) Йах-хууу!!!
      © Хлэди, Кейт; Хоффман, Перри™
      © Finnegan™


На соседней полке другая надпись: "ЧИСТИЛИЩЕ, УТУП 7: ЛЮБВЕОБИЛЬНИКИ". Финнеган берет череп, читает сначала бирку, а потом и всю историю:



      БИРКА НА ЧЕРЕПЕ
Pahan (Jun 14 2007? 07:57)
все девушки у меня почему то были блондинки
ну нравятся мне они!!!!!!!!!!



Цитата:
Pahan уснул. Когда он вновь открыл глаза и перевернулся на спину, солнце уже садилось. Ветерок пронесся над травами, шепнув им что-то утешительное. Три сосны, ласково склоняясь друг дружке, сплетали и расплетали свои ветви. Pahan почувствовал, как его облегченная душа взмыла вверх, к тяжелой армаде облаков, с величественной неспешностью проплывавших по небосклону. Необъяснимый покой снизошел на него. Ему вдруг почудилось, что он лежит не на острове, а на теле кого-то, имеющего форму острова. Ни разу еще он так живо не чувствовал этого - даже когда бродил босиком по прибрежному песку, такому теплому и мягкому. Почти осязаемая плотская близость острова согревала, волновала его.
Эта земля, принявшая Pahan'a в свои объятия, была нагой. И тогда Pahan тоже обнажился. Раскинув руки, конвульсивно содрогаясь, он страстно обнимал это огромное каменное тело, обожженное жарким солнцем, источающее пряный аромат в посвежевшем вечернем воздухе. Зарывшись лицом в траву до самых корней, он вбирал жадным ртом теплое дыхание перегноя. И земля откликнулась на зов Pahan 'a, она дыхнула ему в лицо острыми запахами прелых трав и нарождающихся ростков. Детородный орган взрыл почву, как лемех, и движимый пронзительной жалостью ко всему живому, излил в нее семя… Наконец Pahan, слегка оглушен, поднялся на ноги, и ветер овеял его, а три сосны дружно и приветливо залепетали слова утешения. Pahan стоял в мягкой впадине луга, изрезанного мелкими овражкми; и пригорки, и рытвины поросли травой розового цвета и цилиндрического - точно у волос - сечения.
"Ложбинка, - прошептал он, -розовая ложбинка…" Это слово - ложбинка - вызвало в его памяти другое, близкое по звучанию; оно обогащало то, первое, целым сонмом новых значений, только вот он никак не мог вспомнить его. Тщетны были попытки вырвать это слово из забытья, которое упорно не отпускало его. Ложбинка… ложбинка… И вдруг он увидел женскую спину, чуть пухловатую, но с величественной осанкой. Выступы лопаток мягко вздымали гладкую кожу. Ниже этих красивых выпуклостей тело сужалось, переходя в тонкую, изящную, четко очерченную талию с продольной ложбинкой, покрытой светлым пушком, расходящимся по линиям мускулов.
БЛОНДИНКА! Это звонкое слово внезапным колокольным гулом отдалось у Pahan'a в голове, и он вспомнил, явственно вспомнил, как его пальцы некогда и впрямь поглаживали бледные волоски, расслабившись в этой узкой мягкой впадинке, где таится до поры до времени энергия любовного спазма и источник отдохновения. БЛОНДИНКА…
Прошло около года, прежде Pahan заметил перемены в растительности розовой ложбины, привнесенные его любовью к ней. Сперва он даже не обратил внимания на исчезновение трав и злаков в тех местах, куда он изливал семя. Но потом его привлекло новое растение - такого он ранее не видел. Широкие зубчатые листья располагались плотным пучком на очень коротком стебле почти у самой и; меж ними распускались красивые белые цветы с копьевидными лепестками и пряным ароматом.
Странная мысль вдруг пронзила Pahan'a, он опустился на колени перед одним из кустиков и, разрыхлив руками землю, бережно обнажил корешок. Да истинно так: любовное слияние с островом не осталось бесплодным - белый, мясистый, причудливо изогнутый корешок мандрагоры поразительно напоминал по форме тельце маленькой девочки.
      © Турнье, Мишель™
      © Finnegan™


- А это чей череп, - спросил Финнеган, снимая с полки череп цвета слоновой кости.
- А! - махнул рукой архангел. - Такой же пакостник и озорник, вроде тебя.



      БИРКА НА ЧЕРЕПЕ
Palomar (Mar 12 2007, 16:55)
а я на позапрошлом 14 февраля
тоже стриптис танцевал
правда я сильно пьяный был
и вроде не все снял
а запись с видеокамеры мне так и не показали
сказали что стерли сразу после просмотра



Цитата:
Markus поставил на столик кружку пива и рюмку водки и сел напротив Palomar'a.
- Клин клинским вышибаешь? - съехидничал Palomar.
Медленно, словно с опаской, отхлебывая, Markus ополовинил обе тары.
- Ну давайте же, рассказывайте, что вы там творили этой ночью! - нагло полюбопытствовал Pahan.
- А тебе что, предвозвестник, - подмигнул Markus Palomar'y, толкая его локтем в бок, - память отшибло?
- Да вроде плясали на шоссе, - неуверенно проговорил Palomar тщетно пытаясь вспомнить события минувшей ночи.
- И всего-то? - расхохотался Markus; по какой-то непонятной причине слова Palomar'a его очень позабавили. - Плясали на шоссе. Хе-хе-хе! Теперь это так называется? Хе-хе-хе! Ты хоть помнишь, как мы отсюда уходили?
- Да так, смутно.
- Ты назначил Лие свидание, - Markus широко ухмыльнулся, продемонстрировав чересполосицу желтых настоящих и ослепительно белых вставных зубов.
- Ого! - смутился Palomar. - Ну ничего, она поймет. - И оглянулся за стойку, но Лии там не было.
- Потом мы пошли в "Ашоку", твой любимый индийский ресторанчик, помнишь? Ты помнишь, как дрался на шпагах с управляющим?
- Чего?
- Не помнишь, да? Все перезабыл? - Mrkus'ova улыбка стала еще шире, теперь она охватывала и задние коренные. - Не боись, это понарошку на шпагах, на самом деле вместо шпаг были шампуры. Ты это для смеху, ржал все время.
- Уж ему, конечно, было смешно… А вот как управляющему? - вставил Pahan.
- Ну а после боев на шпагах мы пошли на "шоссе", - продолжил Markus. - Ты хоть помнишь, какой это был участок "шоссе"?
- Не очень. Только не говори, что прямо напротив милицейского участка, - ужаснулся Palomar.
- Неа, - Markus снова подмигнул заранее ухмылявшемуся Pahan'y и неторопливо отхлебнул из кружки. Palomar ждал.
- А стриптиз-то ты помнишь? - спросил Markus театральным шепотом.
- Господи Иисусе… - Так ты что, совсем ничего не помнишь?
- Нет, - сказал Palomar и безнадежно вздохнул. Так вот куда подевалась его одежда!
- А тебе знаком… - Markus упер руки в столик, подался вперед и наконец завершил фразу: - обрубленный виадук?
Pahan секунду осмысливал услышанное, а затем громко фыркнул в стакан. Palomar'a охватил неподдельный ужас, он смотрел на Markus'a и буквально чувствовал, как глаза его вываливаются из орбит.
- Боженька милосердный и сорок святых великозасранцев. - Palomar уронил лицо на ладони, посидел так немного и снова взглянул на Markus'a. - Быть такого не может… Да нет же… Нет!!!
- Да-да! - кивнул Markus и весело побарабанил по столику пальцами.
Palomar снова уронил лицо на ладони. Markus заржал. Pahan заржал. Palomar не знал точно, но чувствовал, что и Лия за барной стойкой тоже заржала. Даже из-под столика донеслось собачье ржанье
Обрубленный виадуком называлась одна из дорожно-транспортных причуд - бетонная эстакада, пересекающая шоссе М-8 и ровно никуда не ведущая, ее дальний, обрубленный конец сиротливо висит прямо над бегущим внизу потоком машин. Гладкая, без единой зацепки, поверхность опор и высокие стальные ворота на входе должны бы вроде защитить бестолковый обрубок от излишнего внимания детей и придурков, однако встречаются психи, способные преодолеть любую преграду. Palomar перелез через ворота, пробежался по заросшему травой бетону и начал выплясывать у самого края этой дороги в никуда в нескольких метрах от мчащихся внизу машин. А затем перешел к стриптизу. По свидетельству Markus'a, он воспылал желанием распределить свои шмотки по все стране, даже миру, а для этого прицельно метал их в проезжающие по шоссе контейнеровозы. Оставалось только надеяться, что он поступил таким же образом и со своими ботинками, а не оставил их наверху: в городе не так-то много людей, щеголяющих в ботинках из крокодильей кожи. Во всяком случае, теперь Palomar'y стало понятно, почему у него были такие грязные пятки.
Затем подъехала патрульная машина, и Markus крикнул Palomar'y, чтоб он смывался. Palomar как Тарзан перекинулся через край ограждения, повис на пальцах, свалился в кусты, ничего себе не переломав, и с диким гоготом проказливого шимпанзе умчался в неопределенном направлении…
      © Бэнкс, Йен™
      © Finnegan™


2. ПОСТНИКИ И ЧРЕВОУГОДЦЫ


В руках Финнегана казалось бы два одинаковых черепа. Судя по каталогу, оба они принадлежат постникам. Только тот на котором бирка с именем "Laguna", взят с полки "АД, КРУГ 3", а череп с биркой "Yosya" с полки "ЧИСТИЛИЩЕ, УСТУП 6". Чем разнится их грех? - спрашивает Финнеган Михаила. Да ничем, - зевнув отвечает архангел. Так почему?... - начинает было Финнеган, но архангел задает встречный вопрос: Эпиграф у входа читал? То-то и оно. Финнеган по очереди вчитывается в истории грешниц, не зная дивиться или смеяться.



      БИРКА НА ЧЕРЕПЕ
Laguna (Feb 23 2007, 01:21)
Этот пост самый строгий.
Даже растительное масло можно только по выходным.
Рыбу можно только в вербное воскресенье и на Благовещенье.
Морепродукты нельзя на всем протяжении поста.



Цитата:
Зарею четвертого дня Finnegan отправился к Lagun'e, но не обнаружил ее. Обшарили и дом и сад, Laguna след простыл. Finnegan послал домочадцев искать ее по окрестным полям. Прошло два часа, они вернулись, крича, вызывая Finnegan самому поглядеть. Они отвели его в поле у дальнего городского края, где возвышался столп стародавних отшельников.
Орава любопытных уже грудилась у столпа, все пальцами показывали вверх. Столп был из белого камня и высотой с двухэтажный дом. На самой верхушке имелась балконная квадратная площадка с оградой в виде редких колонок, с каменным поручнем. Посередине была маленькая будка. И будка и галерейка были совсем крошечные. Чтоб сесть, человеку требовалось высунуть и свесить ноги, а в будку мог влезть только тот, кто сжался бы в ком и свернулся в три погибели. Там, вывесив ноги с балкона, восседала Laguna, и было видно, что она совершенно голая.
Finnegan позвал ее, попросил слезть, попробовал открыть ту дверку, что вела внутрь колонны, где, как в любой подобной постройке, имелась винтовая лестница. Но дверь, хотя от времени и перекосилась, была накрепко загорожена изнутри.
- Сойди, Laguna, зачем тебе туда?
Laguna что-то отвечала, Finnegan не расслышал. Он попросил, чтобы принесли стремянку подлиннее. Подставили. Finnegan залез с трудом, его лицо оказалось на уровне ступней Laguna. - Зачем тебе туда? - повторил он свой вопрос.
- Останусь тут, - упрямо проговорила Laguna. - Я буду молиться, молчать и поститься в тишине. Попробую достичь одиночества, отрешенного от всякого мнения и воображения, попробую отрешиться от гнева и от желаний, а также от соображений и от мыслей, и разрешить все связи, и возвратиться в совершенную простоту, не видеть больше ничего, кроме славности бесславия. Опустошив душу и интеллект, я выйду за пределы царства разума и в темноте осуществлю свой переход путями огня…
Finnegan не отвечал ничего, только спросил, чем та собирается существовать.
- Ты мне рассказывал, что затворники опускают корзинку на веревке, - сказала Laguna. - В корзинку им ради милостыни кладут объедки. Пусть лучше мне дадут объедки от скота. Немного воды… хотя, пожуй, я предпочту переносить жажду и дожидаться небесны дождей.
Finnegan тяжко вздохнул, слез с лестницы, пошел искать корзинку и веревку. Все принесли, в корзинку положили хлеб, вареные овощи, оливы и несколько кусков мяса. Laguna поймала конец веревки и потянула корзинку вверх. Забрала она только хлеб и оливы, все прочее вернула обратно.
- Оставь меня, прошу, теперь, - прокричала она Finnegan'y. - Все, что мне требовалось понять, я поняла. Нам не о чем говорить. Спасибо, что помог мне попасть туда, где ныне я пребываю.
Finnegan приходил наведывать ее каждый день. Laguna кивала и молчала. Со временем Finnegan заметил, что незачем беспокоиться о пропитании: повсюду распространилась весть о том, что впервые за долгие века на столпе опять поселилась очередная великая постница, и многие паломничали туда, кладя ей в корзинку еду и питье. Laguna тянула канат, брала то немногое, что требовалось на один день, а прочее размельчала и делилась с птицами, повадившимися навещать ее. Похоже, теперь ее интересовали лишь они.
      © Эко, Умберто™
      © Finnegan™


      БИРКА НА ЧЕРЕПЕ
Finnlady (Apr 8 2007, 00:04)
А я наконец-то я дорвалась до мяса!!!
Неделю постилась...одну траву ела...
Была проверка на силу воли!
Palomar (Apr 8 2007, 22:34)
скорее тест на глупость
хорошо хоть не максимальное количество баллов набрала
Yosya (Apr 8 2007, 22:36) А я значит набрала.
Семь недель... на траве.
Меньше на размер стала



Цитата:
Это была тесная келья со стрельчатым сводом, похожая изнутри на большую епископскую митру. На голой плите, служившей полом, в углу, скорчившись, сидела женщина. Подбородок ее упирался в колени, крепко прижатые к груди скрещенными руками. На первый взгляд, это сжавшееся в комок существо, утонувшее в складках коричневого вретища, с длинными седыми волосами, которые свисали на лицо и падали вдоль ног до самых ступней, казалось каким-то странным предметом, чернеющим на сумрачном фоне кельи. Сквозь ниспадавшие до полу волосы с трудом можно было различить изможденный, суровый профиль; из-под платья чуть виднелся кончик босой ноги, судорожно скрюченной на жестком ледяном полу. Человеческий облик, смутно проступавший сквозь эту скорбную оболочку, вызывал в зрителе содрогание.
Этой фигуре, словно вросшей в каменную плиту, казалось, были чужды движение, мысль, дыхание. Прикрытая в мартовский холод лишь тонкой холщовой рубахой, на голом гранитном полу, без огня, в полумраке темницы, косое оконце которой пропускало лишь стужу, но не давало доступа солнцу, она, по-видимому, не только не испытывала страданий, но вообще ничего не ощущала. Она стала каменной, как келья, и ледяной, как зима. Руки ее были скрещены, глаза устремлены в одну точку.
В первую минуту ее можно было принять за призрак, вглядевшись пристальнее - за статую. И все же ее посиневшие губы время от времени приоткрывались от вздоха, но движение их было столь же безжизненным, столь же бесстрастным, как трепетанье листьев на ветру. И все же в ее потускневших глазах порой зажигался взгляд, скорбный и унылый, упорно прикованный к невидимому снаружи углу кельи.
- Как зовут эту женщину? - спросила Finnlady Palomar'a.
- Мы зовем ее Yosya, - ответил Palomar.
- Сестра! Сестра Yosya! - попыталась заговорить с затворницей Finnlady.
Yosya слегка приподняла голову и, прижимая локти к бедрам, обхватив руками ступни, словно желая их согреть, промолвила:
- О. какая стужа!
- Бедняжка, - с горячим состраданием сказала Finnlady, - не принести ли вам огонька?
Yosya покачала головой в знак отрицания.
- Ну так вот консенкорва, выпейте, это вас согреет, - продолжала Finnlady, протягивая ей бутылку.
Затворница снова отрицательно покачала головой и, пристально взглянув на Finnlady, сказала:
- Воды!
- Ну какой же это напиток в раннюю весну! Вам необходимо выпить немного вина, съесть вот эту маисовую лепешку, которую мы испекли для вас, - настаивала Finnlady.
Yosya оттолкнула лепешку, протягиваемую ей, и проговорила:
- Черного хлеба!
- Сестра Yosya, - сказала Finnlady, разжалобившись и снимая свою суконную накидку, - вот вам покрывало потеплее вашего. Накиньте-ка его себе на плечи.
Yosya отказалась от одежды, как ранее от консенкорвы и лепешки, и отвечала:
- Достаточно вретища!
- Но ведь надо же чем-нибудь помянуть вчерашний праздник Светлой Пасхи, - сказала добродушная Finnlady.
- Я его и так помню, - проговорила Yosya, - вот уже два дня, как в моей кружке нет воды. - Помолчав немного, она добавила: - В праздники меня совсем забывают. И хорошо делают! К чему людям думать обо мне, если я не думаю о них? Потухшим угольям - холодная зола.
      © Гюго, Виктор™
      © Finnegan™


А вот еще любопытный экземплярец! - архангел Михаил берет с полки ЧРЕВОУГОДНИКОВ череп и кидает его Финнегану. Издатель на лету ловит череп. На нем болтается бирка



      БИРКА НА ЧЕРЕПЕ
Панта (Jun 11 2007, 19:02)
у меня стабильный вес уже более трёх лет....и я хочу поправится,но не знаю как(может кто нить подскажет?
только кроме того что много есть.....это не помогает...сколько ни ем вес всё тот же....
nenavist_ (Jun 11 2007, 19:15)
ЗАЧЕМ?!?!?!?! всё и так отлично! (судя по фоте) по крайней мере с телом.
Панта (Jun 11 2007, 19:22 )
фотка сделана неделю назад=)но я всё равно хочу потолстеть)



Цитата:
Лифт остановился. nenavist_ бросил перебирать монетки в кармане и обвел глазами открывшийся коридор. В коридоре стояла Панта. Пухленькая девушка в розовом костюме и розовых туфлях. Костюм из добротной блестящей ткани весьма органично сочетался с ее гладким лицом. Панта окинула nenavist_ долгим, оценивающим взглядом и склонила голову набок. Будто хотела сказать: "Ну что, так и будем стоять?"
nenavist_ шел за Пантой. Ее острые каблучки бодро цокали по мрамору, как пополудни молотки забойщиков в карьере, и звонкое эхо разносило их стук вдоль пустынного коридора. Ее плотные икры, затянутые в чулки, отражались в зеркальном полу. Просто пухленькой назвать ее было нельзя. Молодая, симпатичная - и все-таки слишком полная. Всегда немного странно, если девушка молодая и симпатичная - и вдруг толстая. Шагая за ней, nenavist_ разглядывал его фигуру с тыла. Девушка была так пышно окутана своей плотью, будто на обычного человека среди ночи вдруг выпал снег и намел приличные сугробы.
nenavist_ всегда терялся в обществе молодых и симпатичных толстушек. Почему - сам не знал. Может сразу начинал думать, как и что она ест. Сразу представлял, как она с хрустом дожевывает листик кресс-салата в остатках гарнира и подбирает кусочком хлеба кляксы сметанного соуса на тарелке - так, словно ее сто лет не кормили. Эта картина - образ ее жующей - разъедала мозг nenavist_'и, точно кислота золотую монету.
Размышляя обо всем этом, nenavist_ шагал по коридору за симпатичной толстушкой. Длинные сережки, свисая с пухлых ушей Панты, болтались при каждом шаге и поблескивали, как автомобильные стоп-сигналы. nenavist_ оглядел девушку с головы до ног. Несмотря на полноту, двигалась Панта очень легко. Конечно же, под костюмом ее формы очень выигрышно обтягивало тугое белье, и nenavist_ просто не мог не залюбоваться, как элегантно ее крепкая попка покачивается при ходьбе. От шеи Панты пахло духами: будто летним утром идешь мимо поля с ароматными дынями.
Внезапно Панта становилась, а nenavist_ был так занят своими мыслями, что налетел на нее и чуть не сбил ее с ног. Ее спина оказалась мягкой и уютной, будто созревшее дождевое облако, а шея благоухала спелыми дынями. От толчка Панта потеряла равновесие, и nenavist_'и пришлось придержать ее за плечи, чтоб она не упала.
- Простите, - сказал nenavist_. - Задумался…
Очаровательная толстушка взглянула на него, чуть зардевшись. nenavist_ был уверен на все сто, что Панта вроде бы не сердилась. Панта впустила nenavist_ в квартиру, прошла в ванну, проверила газовый обогреватель и включила воду.
nenavist_ предложил толстушке мыться первой. Панта прошла в кухню и стала раздеваться, шурша при этом одеждой настолько естественно и откровенно, что nenavist_, сидя в комнате на диване не мог оторвать взгляда от зеркала, в котором отражалась обнаженная толстушка.
Тело Панты было и взрослым, и детским сразу. Тугая плоть, как молочное желе, обволакивала ее чуть больше, чем обычного человека. И в то же время то была очень правильная полнота: если смотреть в глаза, очень легко забыть о том, что она толстушка. Плечи, бедра, шея, животик - упругие, как у китенка. Грудь небольшая, но так и просится в мужскую ладонь. Попка безупречно подтянута.
- Как тебе мое тело? Неплохо? - донеслось из кухни.
- Неплохо, - ответил nenavist_, не оборачиваясь.
- Знаешь, сколько мне стоит форму поддерживать? Постоянно - то мучное, то сладкое… Потому я и держу себя в форме изо всех сил. Правильно питаюсь и все такое. Я ведь, если за фигурой не слежу, сразу худеть начинаю. Вот и стараюсь есть как больше выпечки, масла, крема и детских смесей "Крепыш" и "Малыш".
- С ума сойти, - посочувствовал nenavist_.
      © Мураками, Харуки™
      © Finnegan™


3. ГНЕВНЫЕ и УНЫЛЫЕ, ЯРОСТНЫЕ


- На, прочти эти истории, - протягивает архангел Финнегану два черепа.
- А это что за сладкая парочка?
- Гневный из 5 КРУГА АДА и унылая с 4 УСТУПА ЧИСТИЛИЩА.
Финнеган взвешивает на руке оба черепа и начинает с гневного.



      БИРКА НА ЧЕРЕПЕ
Lightmind (May 13 2007, 15:01)
а насчет танков ненадо преувеличивать, каждый знает что Россия не Ирак, в Ираке то погрязли и выбраться не могут, а тут отхватят по полной программе. Это последняя война для Америки будет, а возможно и для всего мира. так что не танками они нас давить будут, а все сделают политическими способами...
Odyssey (May 13 2007, 15:10)
Честное слово - ты меня запарил! Танки - это ассоциация (ядерные боеголовки, так лучше будет?) Я тебе говорю вообщем, а не в конкретно каком-то единичном случае. Ещё раз говорю: государство у нас, насчёт армии - никакое, всмысле говённое. Но у нас в головах, должна быть патриотическая нотка, когда я защищаю Россию, я имею ввиду всех своих родных!!!!!



Цитата:
Odyssey стоял около двери напротив видеокамеры, он держался рукой за голову, заметно покачивался, строил рожи и тыкал пальцем в дверь, его губы шевелились.
Finnegan включил микрофон.
- …вай на хрен эту долбанную дверь.
Finnegan нажал нужную кнопку и пошел его встречать.
- Господи, - вырвалось у него при виде крови на голове Odyssey'a. - Где это тебя?..
- Да вот, голова, - неопределенно объяснил Odyssey, его ноги заплетались, приложенный к голове платок окрасился в алый революционный цвет.
- Чем это тебя? - Finnegan швырнул носовой платок в раковину и полез в аптечку за пластырем и прочей санитарией.
- Да вот, слегка поспорили с одним пустобрехом, - сказал Odyssey,запрокидывая голову и выливая в рот бутылек спирта, данного ему для обработки раны.
- И о чем бы это?
- Ну как всегда… О политике. Этот пустобрех начал распинаться, что нам, значит, ну просто вот так необходимо сократить свое ядерное оружие. А я сказал, что это ему вбили в его хрящом проросшую башку демократы своей пропагандистской машиной и что эти все независимые средства сдерживания не более чем фарс, что мы давно уже оплачиваем своими кровными американскую военную машину, которая вся только для того, чтобы представлять собой угрозу всем прочим странам.
- И тут он тебе вмазал!
- Не-а, - мотнул головой Odyssey? Высасывая последнюю каплю вина из двухлитрового пакета, - он сказал, что я непацифист, а я сказал, ну да, конечно, и очень этим горжусь. А вот он видимо, хочет, чтоб американцы заявились сюда, так значит?
- И тут он тебе вмазал!
- Не-а, он сказал, что разговорчики будто Соединенные Штаты прямо спят и видят, как бы им вторгнуться в Россию, - бред собачий, забот им , что ли мало со всеми этими иракцами и иранцами. Да и вообще какая им радость, ведь пока они будут нас захватывать, половина из них заблудится и не найдет дороги обратно. А я сказал: а что им мешает втихаря, неожиданно долбать атомной бомбой по чужой стране, такое уже было в истории один раз, и тут уж именно эти долбанные Соединенные Штаты и приложили свою руку.
- И вот тут-то он тебе вмазал!
- Не-а, - возразил Odyssey, с грустью глядя на опустошенную поллитры водки, - он сказал, что это из-за таких, вроде как я, и происходят войны, на которых гибнут миллионы людей. А я сказал, это такие как я как раз и боролись во Второй мировой войне, а правые и их последыши, вот сейчас хртят повернуть все вспять с помощью угрозы звездных войн, и чего уж только они не напридумывают, а тот, кто этого не понимает, тот мудак и больше никто!
- Ну тут-то он тебе точно вмазал!
- Не-а, он сказал, что таким, как я нельзя верить и что на следующих выборах он будет голосовать за вступление в Северо-Атлантический Альянс. А потом как-то так вышло, что моя голова впилась ему в хле.бало.
- Так это ты вмазал ему? - поразился Finnegan.
Odyssey кивнул и машинально потрогал свой пострадавший от неправильного обращения череп.
- Да я же вроде как и не собирался, это получилось вроде как инстинктивно. Я не соображал, что делаю. Совершенно непроизвольно. - Он уныло вздохнул и влил себе в горло порцию чешского пива.
- Так ты теперь, получается, в ту пивнушку ходить не сможешь?
- Да не, вряд ли. Мы же с этим клиентом поцапались в сортире, никто и не видел.
- Господи, так ты что, оставил его валяться в сортире?
- А что я, по-твоему, должен был сделать? Сказать "ах, простите пожалуйста"? Придурок несчасный. Сам не понимает, так, может, хоть так до него дошло. Господи, да я еще хорошо с ним обошелся, будь я полный ублюдок, я бы спер не только его кошелек, но заодно и его белую трость.
- Что??!! Так он был слепой??!! - заорал Finnegan и тут же осекся, заметив на физиономии Odyssey'я широкую ухмылку.
      © Бэнкс, Йен™
      © Finnegan™


      БИРКА НА ЧЕРЕПЕ
Ancheli (Mar 21 2007, 00:28)
А еще....еще..мне не нравится мужчина из Шпрахлабор .....я как-то отдавала свой документ (за ключ)...так вот...когда занятия закончились ,я пошла за своим студенческим,а он "Стоп,стоп,стоп!сначала надо проверить аудиторию!" ....я думаю:"Вот гад!!!у меня там в столовке очередь уже занята!"
Ну пошли мы с ним ее проверять..он бац :"Окно открывали?открывали!теперь закрывай!"......блин ..да это не мы его открывали-то!!!!!!!!!пришлось залезать на подоконник ....с огромными усилиями я его закрыла...Потом он ходил проверял все между рядов....МАРАЗМАТИК!!!
звонок прозвенел,я выбешенная и голодная пошла на пару!!!!с тех пор я никогда не отдаю свой документ (за ключ)
а сегодня он шел за мной по лестнице и смотрел своим маниакальным взглядом!



Цитата:
В глубине души намечается страх. Все нарастает и нарастает. Спокойствие только внешнее. Ничего гадкого. Никакого секса. Но глаза у него - глаза сумасшедшего. Серые и где-то в глубине затерявшийся свет, тоже серый. Сначала я все время следила за ним. Думала, все дело в сексе; если поворачивалась спиной, то только тогда, когда он не мог наброситься на меня сзади, и все время прислушивалась. Мне нужно было каждое мгновение точно знать, в каком углу комнаты он находится. Я знаю - водородная бомба - это страшно. Но теперь мне кажется, быть такой слабой - тоже страшно. Жаль, я не знаю дзюдо. Могла бы заставить его молить о милосердии.
В этой подземной молельне так душно, стены словно сжимаются, я все время прислушиваюсь, не идет ли он, и мысли мои как дурные рисунки, которые следует сейчас же порвать. Пытаться пытаться пытаться бежать. Это единственное, о чем я могу думать.
И вот что страшно. Он меня завораживает. Я испытываю к нему глубочайшее презрение, отвращение, мне невыносима эта комната, а дома все с ума сходят от беспокойства. Я даже здесь чувствую, как они волнуются.
Он отчаянно старается мне угодить. Но, видимо, такими и бывают сошедшие с ума. Они же не во всем сумасшедшие и, должно быть, сами чувствуют какое-то потрясение, как и все нормальные люди, если вдруг совершают что-то страшное.
Весь путь сюда был сплошным кошмаром. Тошнота и страх, что тебя затащат в кусты, изнасилуют и убьют. Когда фургон остановился, я была уверена, вот сейчас это случится. Я вспомнила жуткие истории, которые мы с подружками рассказывали друг другу на ночь в школьном дортуаре, и повторяла себе: только не сопротивляйся, только не сопротивляйся. Теперь-то я знаю, что он не станет набрасываться на меня. Он снова воспользуется хлороформом или еще чем-нибудь в этом роде. Но в ту первую ночь я все твердила себе: только не сопротивляйся.
Я благодарна за то, что осталась жива. Я ужасная трусиха, я не хочу умирать, я страстно люблю жизнь, я раньше даже не подозревала, что так хочу жить. Если когда-нибудь выберусь отсюда, я уже не смогу быть такой, как прежде. Мне все равно, что он сделает со мной. Только бы остаться в живых.
Тишина. Сейчас я уже стала привыкать к ней. Но она ужасна. Ни малейшего звука. Создается ощущение, что все время чего-то ждешь…
Самое худшее - просыпаться утром. Просыпаюсь и в первые мгновения думаю, что я дома. Потом - словно удар. Вспоминаю, где я.
Не знаю, верю ли я в Бога. Я страстно молилась Ему, когда меня везли сюда, когда я думала, что скоро умру. Когда молишься, становится легче.
Получаются какие-то кусочки, обрывки. Не могу сосредоточиться. Я так долго думала о многом, что теперь не могу остановиться на чем-нибудь одном.
Но от этого становится спокойнее на душе. Если даже это только иллюзия. Как это бывает, когда подсчитываешь, сколько денег истратила. И сколько осталось.
      © Фаулз, Джон™
      © Finnegan™


Кстати, вот тоже любопытный экземпляр, - протирая очередной череп тряпочкой, заметил Михаил. - Помнится, долго спорили, куда ее поместить, решили запихнуть на 3 УСТУП ЧИСТИЛИЩА к ЯРОСТНЫМ, и то только потому, что в Аду места для лунатиков не предусмотрено)))



      БИРКА НА ЧЕРЕПЕ
МАSКА (Mar 31 2007, 02:45)
А это правда что негативные эмоции лучше не держать при себе?
Caustica (Mar 31 2007, 02:15)
не знаю...но я вот не могу выплескивать негативные эмоции по частям....если уж выпускаю то целую партию)))



Цитата:
Уверившись в том, что пять темных окон на углу здания, в восьмом этаже, принадлежат Finnegan'y Caustica поднялась в воздухе и через несколько секунд сквозь открытое окно входила в неосвещенную комнату, в которой серебрилась только узенькая дорожка от луны. По ней пробежала Caustica, нашарила выключатель. Через минуту вся квартира была освещена. Щетка стояла в углу. Совершенно неизвестно, какою темной и гнусной уголовщиной ознаменовался бы этот вечер, останься Finnegan дома - по возвращении из кухни в руках Caustic оказался тяжелый молоток.
Нагая и невидимая летунья сдерживала и уговаривала себя, руки ее тряслись от нетерпения. Внимательно прицелившись, Caustica ударила по клавишам рояля, и по всей квартире пронесся первый жалобный вой. Исступленно кричал ни в чем не повинный беккеровский кабинетный инструмент. Клавиши в нем проваливались, костяные накладки летели во все стороны. Инструмент гудел, выл, хрипел, звенел. Со звуком револьверного выстрела лопнула под ударом молотка верхняя полированная дека. Тяжело дыша, Caustica рвала и мяла молотком струны. Наконец, уставши, отвалилась, бухнулась в кресло, чтобы отдышаться.
В ванной страшно гудела вода и в кухне также. "Кажется, уже полилось на пол..." - подумала Маргарита и добавила вслух:
- Однако рассиживаться нечего.
Из кухни в коридор уже бежал поток. Шлепая босыми ногами в воде, Caustica ведрами носила из кухни воду в кабинет Finnegana и выливала ее в ящики письменного стола. Потом, разломав молотком двери шкафа в этом же кабинете, бросилась в спальню. Разбив зеркальный шкаф, она вытащила из него костюм Finnegana и утопила его в ванне. Полную чернильницу чернил, захваченную в кабинете, она вылила в пышно взбитую двуспальную кровать в спальне. Разрушение, которое она производила, доставляло ей жгучее наслаждение, но при этом ей все время казалось, что результаты получаются какие-то мизерные. Поэтому она стала делать что попало. Она била вазоны с фикусами в той комнате, где был рояль. Не докончив этого, возвращалась в спальню и кухонным ножом резала простыни, била застекленные фотографии. Усталости она не чувствовала, и только пот тек по ней ручьями.
В это время в квартире No 82, под квартирой Finnegan'a, домработница драматурга Кванта пила чай в кухне, недоумевая по поводу того, что сверху доносится какой-то грохот, беготня и звон. Подняв голову к потолку, она вдруг увидела, что он на глазах у нее меняет свой белый цвет на какой-то мертвенно-синеватый. Пятно расширялось на глазах, и вдруг на нем взбухли капли. Минуты две сидела домработница, дивясь такому явлению, пока, наконец, из потолка не пошел настоящий дождь и не застучал по полу. Тут она вскочила, подставила под струи таз, что нисколько не помогло, так как дождь расширился и стал заливать и газовую плиту и стол с посудой. Тогда, вскрикнув, домработница Кванта выбежала из квартиры на лестницу, и тотчас же в квартире Finnegan'a начались звонки.
- Ну, зазвонили... Пора собираться, - сказала Caustica. Она села на щетку, прислушиваясь к тому, как женский голос кричит в скважину двери:
- Откройте, откройте! У вас, что ль, вода течет? Нас залило.
Caustica поднялась на метр вверх и ударила по люстре. Две лампочки разорвало, и во все стороны полетели подвески. Крики в скважине прекратились, на лестнице послышался топот. Causnica выплыла в окно, оказалась снаружи окна, размахнулась несильно и молотком ударила в стекло. Оно всхлипнуло, и по облицованной мрамором стене каскадом побежали вниз осколки. Caustica поехала к следующему окну. Далеко внизу забегали люди по тротуару, из двух стоявших у подъезда машин одна загудела и отъехала.
Покончив с окнами Finnegan'a, Caustica поплыла к соседней квартире. Удары стали чаще, переулок наполнился звоном и грохотом. Из первого подъезда выбежал швейцар, поглядел вверх, немного поколебался, очевидно, не сообразив сразу, что ему предпринять, всунул в рот свисток и, и бешено засвистел. С особенным азартом под этот свист рассадив последнее стекло в восьмом этаже, Caustica спустилась к седьмому и начала крушить стекла в нем…
      © Булгаков, Михаил™
      © Finnegan™


4. НАСИЛЬНИКИ НАД БЛИЖНИМ И БОГОХУЛЬНИКИ


В руках Финнегана почерневший от копоти, покрытый сажей череп.
- Это он адского пламени так потемнел, - поясняет архангел. - Коптится в 7 КРУГЕ АДА вместе с БОГОХУЛЬНИКАМИ.
Финнеган слушает историю КАМАЗка и на лице его сменяются выражения удивления, ужаса и осуждения.



      БИРКА НА ЧЕРЕПЕ
КАМАЗОК (May 4 2007, 00:29)
Вы не можете доказать, что в Священном Писании крестили детей, более того я показал, что НИКТО И никогда их не крестил. Крестили СОЗНАТЕЛЬНЫХ людей, а не детей.



Цитата:
Местный коммивояжер по имени КАМАЗок всегда был несколько сварлив и груб, однако ж окружающие знали, что он преданный супруг и любящий отец, а потому прощали КАМАЗку недостатки его характера. Во всяком случае так было до мая 2007, когда его жена Мэри и их единственный ребенок погибли при крушении поезда. Мальчик был всего двух недель от роду. Хуже того, его не успели даже окрестить. КАМАЗок знал, что в результате душа несчастного ребенка не может войти в Царствие небесное, что райские врата закрыты для него наглухо и навечно, и это удваивало его терзания; КАМАЗок запил и начал страдать бессонницей, врач прописал ему лауданум.
КАМАЗок зачастил к приходскому священнику ЛИСу в сопровождении смущенного, но зато щедро оплачиваемого адвоката в тщетной попытке найти в небесном законоуложении щель, лазейку, которая поможет душе его усопшего сына снискать вечное блаженство. Приходской священник ЛИС, епископ Laguna и призванные на помощь богословы пытались его успокоить и вразумить, но КАМАЗок с порога отвергал все их доводы и утешения. Он перестал ходить в церковь и даже исповедоваться.
КАМАЗок напрочь забросил свои коммерческие дела и тратил все больше времени на сочинения писем священникам, епископам, митрополитам, патриарху и даже самому Предвозвестнику Palomar'y, упорно требуя, чтобы те изыскали в дебрях теологии тропинку, по которой душа его сына могла бы достичь вечного блаженства; он опубликовал целый ряд брошюр с призывами к реинтерпретации некоторых библейских стихов. Затем он начал пикетировать свою приходскую церковь - сидел у ее входа в специально для этого приобретенном катафалке, а тем временем особо оплаченная группа складских рабочих ходила вокруг с плакатами, призывающими к реформе.
Однако эти рабочие были верующими; вскоре они узнали от своих священников, что участие в столь непотребных действах даже за тройную почасовую оплату губительно для их душ и совершенно бесполезно для души усопшего младенца. Тогда КАМАЗок приспособил к делу расхристанных забулдыг, набранных по трущобам; они крыли прихожан последними словами, ссали на церковные стены и дрались с смилицией.
Горечь КАМАЗка проросла ненавистью. Его брошюры поливали церковь грязью по каждому поводу и в конце концов стали такими непристойными, что типографии отказались их печатать. КАМАЗок купил свою собственную типографию, она продержалась некоторое время, но затем рухнула под градом судебных исков и штрафов. В том же году его отлучили от церкви.
Однако КАМАЗок был полон решимости посчитаться с церковью тем или иным способом. В конце концов, после долгих раздумий он решил использовать для этой цели один из немногих объектов недвижимости, все еще остававшихся в его владении: пустырь на ***ской улице. Продав практически всю остальную собственность, он заплатил огромные деньги некоему так и оставшемуся неизвестным архитектору и - если верить слухам - еще большую сумму одному из членов Городского совета, чьими стараниями разрешение на строительство было получено легко, как по маслу.
Он воздвиг свою собственную церковь. Готическую. В стиле, определенном одним из архитектурных путеводителей как ублюдочная помесь изуродованной пирсоновской нормандской готики со ярмарочным новорусским стилем. В этой церкви было все, что положено: неф, трансепты, ризница, клирос, крипта, алтарь, даже колокольня с колоколами: заранее, по заказу КАМАЗка, надтреснутые и имеющие абсолютно кошмарный звук.
Пустой участок на задах пустыря был превращен КАМАЗком в пародийное кладбище; нанятые им каменотесы (из протестантов, а как же иначе) изготовили по надгробному камню для каждого из его многочисленных врагов. На каждом камне была правильная дата рождения, но за ней следовала дата кончины, когда, как решил КАМАЗок, эта вот конкретная личность утрачивала право поганить своим присутствием землю. Рядом с богатейшим набором юристов, газетчиков, судей, городских советников и строительных подрядчиков он расположил и своих теологических полестимостов: Palomar ( 06.09.2006), Лия ( 17.04.2007), Laguna ( 09.01.2010), ЛИС ( 06.11.2019), RandoMiss ( 14.08.2022) и проч. Можно было подумать, что всех их смела катастрофическая, теологически-ориентированная чума, свирепствовавшая на форуме с самого начала столетия.
      © Бэнкс, Йен™
      © Finnegan™


- А это что за сладкая парочка? - спрашивает Финнеган. У него в руках два черепа, скованных одной цепочкой.
- Садо-мазо, - старается скрыть ухмылку архангел. - Тоже из круга насильников.



      БИРКА НА ЧЕРЕПЕ
fed_up (Jun 6 2007, 17:50)
Хотелось бы шоп для начало мне переломали пальцы на руках, и не быстро(сразу все), а медлено, по одному, после неотказался бы от перелома предплечия, по второй же руке обязательно должен быть нанесён удар в плечо(кувалдочкой или ломом), так как ручек я фактически буду лишён, можно было бы раскалённым на горелке ножом вырезать один глаз, предварительно обрезав веки(один глаз обязательно оставить), закончив с глазиком, положить мою ногу на 2 табуреточки(расстояние между табуретками 25-40 см) и с силой уарить по внешней сороны ноги, вторую ногу облить бензином(ацетоном, прочим горючим в-вом(кислота как вариант)) и поджеч, ждать пока само потухнет, пока горит нога, плоскогубцами вытаскиваем пару зубов(в дальнейшем повторить), ну и в завершении снять скальп и устроиццо поудобней на диване и наблюдать... часа через 3-4 в жутких мучениях я приму свою смерть...
всё просто
(Примечание: Во время к.л процедуры, возможно потеря сознания, для продолжения умеротворения, следует привести в чувство)
Furious (# 46)
Да особо мне до фени н до этих людей... Мало от кого польза хоть какая-то. А так пострадает... либо сгинет, либо наладится, либо привыкнет.
Страдание физическое - не даёт расслабиться.
Через боль люди себя познают. В этом даже что-то особенное есть.
Если смотреть там на всякие извращения или как там руки ноги отрывают, то тоже особого удовольствия просмотр не вызывает, скорее всего сознание того, что на твоих глазах стало на одного человека меньше



Цитата:
Furious целых две недели отращивает ногти. А затем - о сладкий миг! - хватает и вырывает из постели мальчика, у которого еще не пробился пушок над верхней губой, и, пожирая его глазами, делает вид, будто хочет откинуть назад его прекрасные волосы и погладить его лоб! И наконец, когда fed up совсем не ждет, вонзает длинные ногти в его нежную грудь, но так, чтобы он не умер, иначе как потом насладиться его мукам? Из раны течет кровь, ее так приятно слизывать, еще и еще раз, а мальчик все это время - пусть бы оно длилось вечно! - стонет и плачет. Нет ничего лучше этой горячей крови, ничего, кроме разве что его же горько-соленых слез. Они так хороши, не правда ли, остры, как уксус. Как будто это слезы самой любящей из женщин; и все же детские слезы еще приятней на вкус.
Теряя над собой контроль, Furious хватает руки fed up'a и скручивает, как прачка белье, и ломает их на куски так, что кости трещат, словно сухие сучья, и заставляет его разжевать и проглотить куски своей плоти. Furious обхватывает ладонями лицо fed up'a, как будто лаская, и вдруг своими длинными ногтями продавливает его хрупкий череп, зарывается пальцами в нежнейший детский мозг и смазывает этой целительною мазью свои воспаленные вечной бессонницей глаза.
Затем Furious сшивает веки fed up'a тонкой иглою, так что мир для него погружается во тьму и он не можешь ступить ни шагу без поводыря. Мощно рванув, Furious раскручивает fed up'a за ноги, точно пращу, и со всего размаху швыряет об стену. Брызжут во все стороны капли невинной крови, и каждая, попав на руки Furious, остается на них несмываемым алым пятном.
Терзая трепещущую плоть fed up'a, Furious завязывает ему глаза, когда же крики жертвы становятся похожими на судорожный хрип, что вырывается из глотки смертельно раненных на поле брани, тогда Furious мгновенно отстраняется, отбегает в другую комнату и так же шумно врывается обратно, как будто лишь сию минуту услышав мольбы о помощи. Furious развязывает затекшие руки fed up'a, снимает повязку с его смятенных глаз и жадно слизывает его кровь и его слезы. Какое непритворное раскаяние охватывает Furious! Сердце растрогано, на невинно обиженного отрока изливаются потоки состраданья: "О, бедный fed up! Терпеть такие жестокие муки! Кто мог учинить над тобою неслыханное это преступленье, кому даже нет названья! Тебе, наверное, больно! О, как мне жаль тебя! Родная мать не ужаснулась бы больше, чем я; и не воспылала бы большей ненавистью к твоим обидчикам. Увы! Что такое добро и что такое зло! Быть может, это проявления одной и той же неутолимой страсти к совершенству, которого мы пытаемся достичь любой ценой, не отвергая даже самых безумных средств, и каждая попытка заканчивается, к нашей ярости, признанием собственного бессилия. О как хочу я, чтобы окончив срок земной жизни, мы с тобою, соединив уста уста с устами и слившись воедино, пребывали в вечности!"
Не только надругавшись над fed up'om, но и заставив его проникнуться к себе любовью, Furious заканчивает свою речь и торопится отвезти бездыханное тело своей жертвы в больницу…
      © Дюкасс, Исидор (Лотреамон)™
      © Finnegan™


В руках Финнегана последний череп. Легковесный и пустозвонный с первого взгляда, соблазнительно-похотливый на звук. Осторожно поднося череп к уху, Финнеган слышит вкрадчивый шепот искусителя.
-Маньяк? - с видом знатока спрашивает Финнеган.
- Ага, сексуальный. Любитель наручников и кожаной плетки.



      БИРКА НА ЧЕРЕПЕ
Markus (Jun 8 2007, 11:07)
когда Ты будешь мучительно умирать и Твоя душа отделится от тела, рядом буду Я
и Ты будешь молить о пощаде, но это Тебе не поможет
Ты будешь вечно Моим рабом



Цитата:
Markus составил проект договора, которым Северин обязывался, честным словом и клятвой, быть его рабом до тех пор, пока Markus этого захочет.
"Мой раб!
Условия, на которых я принимаю вас и терплю рядом с собой, таковы:
Полный и безусловный отказ от собственного я.
Помимо моей, у вас не может быть никакой воли.
В моих руках вы - слепое орудие, которое беспрекословно выполняет все мои приказы. На случай, если вы забудете, что вы раб, и перестанете выказывать по отношении. Ко мне безусловное послушание во всем, мне дается право наказывать и карать вас, как мне заблагорассудится.
Все, чем я могу вас порадовать или осчастливить, есть моя милость, и лишь как таковая должна вами с благодарностью восприниматься; перед вами нет у меня никаких долгов, никаких обязательств.
Вы не можете быть мне ни сыном, ни братом, ни другом, ничем, кроме, как в прахе простершимся рабом.
Подобно плоти вашей, мне принадлежит также и ваша душа, и, как бы вы из-за этого ни страдали, вы должны все-таки подчинить моей власти все свои чувства, все свои ощущения.
Мне позволена величайшая жестокость, и, даже если я вас изувечу, вы должны снести это безо всяких жалоб. Вы должны работать на меня, как раб, и, если я утопаю в роскоши, а вас оставляю прозябать, терпеть лишения и попираю ногами, вы должны безропотно целовать ногу, попирающую вас.
Я могу вас в любой момент прогнать, вы же без моей на то воли никогда не должны оставлять меня, и если вы от меня убежите, то вы признаете за мной власть и право замучить вас до смерти при помощи всех мыслимых пыток.
Помимо меня, вы не имеете ничего, я для вас все - ваша жизнь, ваше будущее, ваше счастье, ваше несчастье, ваша мука и ваше наслаждение.
Все, чего я желаю, доброе или дурное, вы должны исполнить, и если я потребую от вас преступления, то вы должны, чтобы повиноваться моей воле, стать и преступником.
Ваша честь, принадлежит мне, как и ваша кровь, ваш дух, ваша рабочая сила, я - госпожа над вашей жизнью и смертью.
Когда вы не сможете более выносить моего господства, когда цепи станут для вас слишком тяжелыми, тогда вы должны убить себя сами, свободу я вам не верну никогда".
Обняв Северина за шею, Markus читает вслух этот неслыханный, невероятный документ, и заключением каждого прочитанного пункта служит поцелуй.
- Но как же это? Договор содержит одни обязательства для меня, - говорит Северин, чтобы подразнить его.
- Разумеется! - отвечает Markus с величайшей серьезностью. - Отныне ты перестаешь быть моим возлюбленным - значит, я освобождаюсь от всех обязанностей, от всех обетов. На мою благосклонность ты должен смотреть как на милость, прав у тебя больше нет никаких и ни на какие ты больше претендовать не должен. Власти моей над тобой не должно быть границ.
Подумай, ведь ты отныне на положении немногим лучшем, чем собака, чем неодушевленный предмет. Ты моя вещь, моя игрушка, которую я могу сломать, если это обещает мне минутуное развлечение от скуки. Ты - ничто, а я - все. Понимаешь?
Markus засмеялся, а по всему телу Северина пробежала дрожь ужаса.
      © Захер-Мазох, Леопольд™
      © Finnegan™


      ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Читать истории - не так просто, как это казалось с первого взгляда. Лучики света очень тонки и сколько Финнеган ни перебирает их, концентрируя свою энергию в кончиках пальцев, никак не может нужный нерв, а только блуждает в хаотическом лабиринте. И все-таки истории рядом. Пальцы Финнегана ощущают это. Он слышит их шорохи, различает туманные картинки, адресованное в никуда послание… Финнеган ставит последний из прочитанных черепов на место. На сегодня все. Впереди будет еще много бессонных ночей…


© Finnegan™
© Меткий пакостник #7™



К другим номерам "Меткого пакостника"



Опрос на сайте

No votings found

Календарь

«    Июнь 2018    »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30

Материалы по ЕГЭ

Яндекс.Метрика