МЕТКИЙ ПАКОСТНИК #6: 13 ЧЕЛОВЕК НА СУНДУК FINNEGAN'A

МЕТКИЙ ПАКОСТНИК #6
13 ЧЕЛОВЕК НА СУНДУК FINNEGAN'A
ИЛИ ИСПОЛНИТЕЛЬ ПОСЛЕДНИХ ЖЕЛАНИЙ



      ЭПИГРАФ:
- Братцы! - закричал Markus. - Надо прекратить это издевательство! Неужели мы будем спокойно слушать, что Finnegan тут врет про всех?
- Довольно! - закричали все. - Мы не хотим больше слушать! Это не журнал, а какие-то дразнилки.
Только Miranda, Finnlady и Лия кричали:
- Пусть читает! Раз он про нас прочитал, так и про других пусть читает
.


© Носов, Николай



av-8330.gif (33.36 Kb)

      ОТ РЕДАКТОРА:
Дорогие друзья, редакция "Меткого пакостника", имеет честь представить Вашему вниманию очередной, уже шестой номер нашего издания. В данном номере предметом нашего пристального внимания стали тайные желания посетителей форума dobroe.ru относительно своей кончины. Вы еще не придумали, каким образом покинете этот безумный, безумный мир? Торопитесь: все истории, рассказанные до конца, всегда заканчиваются смертью.



      ЭПИГРАФ:
… Oct 23 2006 11:22
Блин что у вас всех с мозгом то ? Вот вы сейчас понаписали как откинуться желаете , а дядька маньяк взял это на заметку , кто хорошо себя вёл , умрёт как хотел , а кто плохо... испортит он вам настроение присмерти !!!
Palomar Oct 23 2006 14:00
а ну-ка
все кто хорошо себя вел
по порядку рассчитайсь!



      ПРОЛОГ
- Имя и род занятий - спросил Михаил, работавший здесь архангелом.
- Тим Финнеган, издатель и помощник Деда Мо… св. Николая, - ответил незнакомец в черном.
- Цель прибытия?
- Командировка.
- Статус?
- Исполнитель последних желаний.
- Проходите. Св. Николай ждет вас в библиотеке. Не забудьте по дороге забрать у привратника бланки заявок.
Тим Финнеган прошел в привратницкую. Там за конторкой дремал св. Петр. Финнегану пришлось дважды повторить слова приветствия, прежде чем старик вынул из ушей беруши-затычки и извиняющее улыбнулся:
- Совсем замучили вопли просителей. Галдят как галки. Никак не упокоятся.
- Меня как раз прислали в помощь.
- Ну что ж, приступайте, - кивнул св. Петр и протянул Финнегану пачку заполненных бланков. - Вот вам для начала прошения пользователей форума dobroe.ru. С этого года мы перешли на стандартную форму, где из предложенных вариантов смерти (убийство, самоубийство, несчастный случай, смерть от болезни, смерть от старости) можно выбрать тот, который нравится больше. Но эти заполняли прошения в конце прошлого года и использовали еще свободную форму. Многие прошения путаны, противоречат сами себе, некоторые неисполнимы в силу уменьшения финансирования.
Финнеган удивленно вскинул брови.
- Да-да! Представьте себе, многие сегодня хотят погибнуть ярко и эффектно, каждому третьему подавай персональный Апокалипсис или Конец Света. А у нас число Апокалипсисов строго ограничено, каждый на учете. А на Концы Света вообще введен временный мораторий.
- Так что же делать? Ставить в очередь, пока не отменят мораторий?
- Нет, конечно. Такие желания мы обычно заменяем на равноценные, чтоб просители не слишком долго ждали своей кончины. Вот вам десяток таких бланков. Пока заполнявшие их еще живы, полистайте райскую библиотеку, найдите подходящие случаю сценарии.
Финнеган взял заполненные анкеты, пропуск в библиотеку и спешно покинул привратницкую. В приемной св. Петра шумоизоляция и впрямь была ни к чер… никакая.



      1.
      БЛАНК ЗАЯВКИ

Palomar Oct 25 2006, 19:00
Мы все умрем и много-много лет тысяч лет спустя
случайно наткнувшиеся на искореженную Землю инопланетяне
будут сравнивать чьи останки ярче светится изнутри
пьезоизотопной радиацией



- Вот, полюбуйся! - св. Николай с усмешкой протянул своему помощнику бланк заявки. - Еще один Апокалипсиса требует. Метеорит ему подавай! Да еще такой, чтоб всю Землю уничтожил. А у нас на складе остались только мелкие камушки. Следующий завоз астероидов только 13 апреля 2029 года.
- Так может, пусть живет пока? - робко предложил Финнеган.
- Пусть живет, пока, - согласно кивнул головой св. Николай, - его никто не торопит. Здесь и своих смутьянов полным-полно. Но на тот случай, если поставки астероидов будут сорваны, проработай запасной вариант.
- Может землетрясение? Или извержение вулкана?
- Молодец! - похвалил Финнегана св. Николай. - Набросай сценарий, да поэффектней.



Цитата:
Это не было похоже даже на самую темную ночь - мрак был душный и слепой, как в тесной комнате. А молнии над Везувием сверкали все чаще и ослепительней. Когда пепел переставал сыпаться с неба, слышно было как содрогается земля, а те, кто в страхе прислушивался к каждому звуку, слышали далекий свист и шипение газов, вырывавшихся наружу сквозь трещины в горе.
Во многих местах пепла навалило уже по колено, и кипящая грязь, которую изрыгал вулкан, затекала в дома, испуская удушливые пары. Огромные каменные глыбы, обрушиваясь на крыши, оставляли на месте домов кучи развалин, и с каждым часом передвигаться по улицам становилось все труднее. Время шло, земля тряслась сильнее, почва уходила из-под ног. Иногда глыбы, столкнувшись в вхе, раскалывались на множество обломков, из них сыпались искры, которые вызывали пожары, это ужасное зарево рассеивало тьму за городскими стенами, где пылали не только дома, но и виноградники.
Стоны умирающих то и дело прерывались женскими криками, которые раздавались то вдалеке, то совсем близко и лишь увеличивали чувство беспомощности в этой кромешной тьме, но весь этот шум перекрывал грозный рев вулкана. Красный огонь факелов ослепил Главка и Иону: несколько рабов несли вслед за факельщиками тяжелые ящики и сундуки, а впереди, с обнаженным мечом в руке, шел Palomar.
- Клянусь прахом моих предков, - закричал он, - судьба улыбается мне даже в этот ужасный час, среди горя и смерти она сулит мне счастье и любовь!
- Попробуй только коснуться Ионы, и я разорву тебя на куски! - воскликнул Главк, сверкнув глазами.
Вдруг все вокруг залил ослепительный свет. В кромешной тьме, окружавшей Везувий как стены ада, ярко светились лишь три потока раскаленной лавы, которые ползли вниз, извиваясь как змеи. Темно-красные, они медленно текли в своих черных берегах прямо к обреченному городу. Все притихло, только грохотали камни, которые, сшибаясь, катились вниз, попадая в поток лавы; они усеивали его на миг черными точками, но, плывя по нему, растворялись огненных волнах.
Palomar стоял, словно пригвожденный к месту, весь залитый светом, ярко озарившим его надменное лицо и богатые одежды. Над ним, на высоком постаменте, стояла бронзовая статуя Августа, и казалось, эта статуя тоже была отлита из огня. Palomar уже не смотрел на вулкан, он устремил глаза на Главка.
- И чего я колеблюсь? - пробормотал он. - Разве звезды не предсказали мне лишь одну неминуемую опасность? И разве эта опасность не позади? Дух сильнее стихий и несуществующих богов! Сила духа поможет мне победить!
Он сделал шаг вперед, и это был последний его шаг на земле. Она задрожала под ним, ее судорога потрясла все вокруг. По городу прокатился грохот - это обрушилось множество крыш и колонн, и молния, словно прибитая ск небу, на мгновение повисла над статуей императора. А потом статуя покачнулась и рухнула вместе с цоколем, дробя мостовую. Пророчество звезд сбылось.
На несколько мгновений грохот оглушил Главка. Когда он опомнился, вокруг было еще светло и земля дрожала под ногами. Иона без чувств лежала рм, но он не видел ее, глаза его были прикованы к ужасной голове без туловища, которая торчала из-под обломков рухнувшей колонны, на лице были написаны нестерпимая мука и отчаяние. Глаза быстро моргали и, казалось, еще хранили осмысленное выражение, губы кривились, потом вдруг внезапное спокойствие и тьма легли на это ужасное лицо, которое невозможно было забыть.
Так погиб мудрый чародей, великий Palomar, Властитель Огненного пояса, последний потомок египетских фараонов.
      © Булвер-Литтон, Эдуард™
      © Finnegan™


      2.
      БЛАНК ЗАЯВКИ

D-32^DeZmOnD Jul 4 2006 11:20
как бы я нехотел умереть фсёравно мая смерть будет нелепой



- Да-а-а… Вот задачка, так задачка, - задумчиво протянул Финнеган, просматривая следующую анкету. - Нелепая смерть? Это как?
- Ну ты там что-нибудь этакое, навороченное придумай! - посоветовал св. Николай Ну примерно, как сфинга: голова женщины, туловище льва, ноги быка, хвост змеи…
- Что скажете насчет смерти через повешение на дне реки от пули?
- Да уж… - согласился св. Николай. - Нелепей смерти я еще не видел.



Цитата:
На железнодорожном мосту через Клязьму стоял человек и смотрел вниз, на быстрые воды в двадцати футах под ним. Руки у человека были связаны за спиной. Шею стягивала веревка. Один конец ее был прикреплен к поперечной балке над его головой и свешивался до его колен. Несколько досок, положенных на шпалы, служили помостом для него и для его палачей - двух солдат федеральной армии под началом сержанта.
Осужденный и сержант стояли на концах доски, покрывавшей три перекладины моста. Тот конец, на котором стоял штатский, почти - но не совсем - доходил до четвертой. По сигналу капитана сержант должен был шагнуть в сторону, доска - качнуться и осужденный - повиснуть в пролете между двумя перекладинами. Ему не завязали глаз и не закрыли лица. Он взглянул на свое шаткое подножие, затем обратил взор на бурлящую реку, бешено несущуюся под его ногами. Капитан сделал знак сержанту, и тот отступил в сторону…
Падая в пролет моста, Десмонд потерял сознание и был уже словно мертвый. Очнулся он от острой боли в сдавленном горле, за которой последовало ощущение удушье. Мучительные, резкие боли словно отталкивались от его шеи и расходилась по всему телу. До головы боль не доходила - голова гудела от сильного прилива крови. Мысль не участвовала в этих ощущениях. Он мог только чувствовать, а чувствовать было пыткой. Но он знал, что движется вниз. И вдруг… с громким всплеском взлетел кверху; уши его наполнил неистовый рев, наступили холод и мрак. Мозг снова заработал; он понял, что веревка оборвалась и что он упал в воду. Но он не захлебнулся: петля, стягивавшая горло не давала воде заливать легкие.
Он открыл глаза в темноте и увидел над головой слабый свет. По-видимому, он все еще погружался, так как свет становился слабей и слабей, пока не осталось едва заметное мерцание. Затем свет ть стал больше и ярче, и он понял, что его выносит на поверхность. Он не делал сознательных усилий, но по острой боли в запястьях догадался, что инстинктивно пытается высвободить руки. Он следил за своими попытками, равнодушный к исходу борьбы, словно праздный зритель, следящий за работой фокусника. Веревка упала, руки его разъединились и всплыли, он смутно различал их в ширящемся свете. Сначала одна, потом другая, руки ухватились за петлю на шее. Они сорвали ее, со злобой отшвырнули, она извивалась, как уж.
"Наденьте, наденьте опять!" Ему казалось, что он крикнул это своим рукам, ибо муки, последовавшие за ослаблением петли, превзошли все испытанное им до сих пор. Шея невыносимо болела, голова горела как в огне; сердце, до сих пор слабо бившееся, подскочило к самому горлу, стремясь вырваться наружу. Все тело корчилось в мучительных конвульсиях. Но непокорные руки не слушались его приказа. Они били по воде сильными, короткими ударами сверху вниз, выталкивая его на поверхность. Он почувствовал, что голова его поднялась над водой; глаза ослепило солнце; грудная клетка судорожно расширилась - и в апогее боли его легкие наполнились воздухом, который он тут же с воплем исторгнул из себя.
Вдруг он услышал громкий звук выстрела и что-то с силой ударило по воде в нескольких дюймах от его головы. Он взглянул вверх и увидел на мосту одного из часовых, - ружье было вскинуто, над дулом поднимался сизый дымок. Второй часовой целился в Десмонда сквозь щель прицельной рамки. Десмонд заметил серый цвет его глаз и вспомнил, что серые глаза считаются самыми зоркими и что будто бы все знаменитые стрелки сероглазы. Снова раздался выстрел, и кровь из простреленной головы залила Десмонду глаза. Сам же он вновь камнем пошел под воду.
      © Бирс, Амброз™
      © Finnegan™


      3.
      БЛАНК ЗАЯВКИ

[Shaman] Oct 13 2006 00:08
Хотелось бы погибнуть в бою за правду, Родину, справедливость
Maguay Oct 13 2006 23:54
в битве против каких-нибудь нацистов (надеюсь, после этого за мной не начнётся нацистская охота)) )
Михаил666 Oct 21 2006 00:02
а я бы хотел умереть с топором в руках, по пояс увязшим в телах порубленных неприятелей



- А с этими и придумывать ничего не надо, - заметил Финнеган, держа стопку анкет тех, кто хотел погибнуть геройской смертью в бою с врагами. - Щас стока войн, выбирай любую.
- Это сейчас, - возразил св. Николай, а вдруг, когда они будут умирать, не будет ни одной подходящей войны. Так что не отлынивай, пиши запасной вариант!
- Ну пусть тогда будет схватка с животными! - предложил Финнеган. - Уж животные-то раньше человека не переведутся. Особенно такие, как крысы и тараканы…



Цитата:
А крысы набегали со всех сторон. С верезжаньем и писком распадалось в призрачном лунном свете крысиное месиво, образуя петли и закручивались в узлы, забивало овражки, рядами или безрядьем вливалось в большие и малые потоки, растекавшиеся среди рощ и скал. Малые, темные, ушастые и похотливые твари, брюшко к брюшку спускались с серной части небес по веревке и шастали по Кукулину протискивались в двери, переваливались через пороги, залезали к женщинам под одеяло: высасывали рожениц, а девицам вылизывали срамные места, затыкали косматыми лапами ноздри старухам.
В Кукулин вступали орды крыс - племя, перед коим могила осыпалась в могилу. Одолевали силой и натиском, и неведомо было, пустошь остается за ними или оживает камень, обрастая зубами и шерстью. И все другое рядом с камнем: дернина и пень, даже тени до того недвижимые. По кочкам и по кустам живым потоком хлынули крысы, тесня сельчан.
Заслоны из запаленных дерев, пней, дверей, столов, бочек, двуколок не выдерживали напора крыс. Чумоносители бросались в огонь с писком, звериным и человечьим, прли пламень на свои горбы, свертывались в клубок, обожженные и ощеренные, горели и обугливались, а по ним проходила вторая косматая волна и тоже кидалась на огненную окову, дабы обеспечить рати, идущей следом, проход к сердцу Кукулина. Погибли обглоданными уже Кирилко, глава старейшин, и недоучка живописец Викентий, бондарь Размо, жена его Фросия и сын Угрин, старуха Божьянка и внучка ее Донка, колдовка Руса и знахарь Максим, нищий Арам, да рыбари из соседнего села. За смертью последних молча, бессильные чем-либо помочь, наблюдали все кукулинцы.
Их было двое в челне посреди болотины, в середине треугольника село - поле - вода, в этом царстве пиявок и головастиков, рыб, цапель, тростников и не найденных под ряской утопленников, запаха гнили и жужжанья мошкары. Их было двое - изо всей силы ударявших веслами по кипящей воде до боли в глотках вопивших от ужаса. Они отбивались в полную силу. Но смерть уже нельзя было отбить. Крысы подплывали густыми и быстрыми стаями и кидались на деревянный челн, жажда мяса и крови, жил и хрящей оплачивалась во имя природного равновесия тысячами их жизней, проплывая среди размозженных собратьев, они карабкались по бортам челна, набрасываясь на людей. Живые гроздья на живых лозах. Под их натиском челн загрузал. Крики людей слабели. Превратившись в сплошную кровавую рану с выставленными на солнце костями, они чувствовали, что сердца их долго не выдержат.
Один бросился в воду, став кораблем и трапезой. Надумал занырнуть в теплую бочажину и дышать сквозь тростину. Крысы вцепились в него, вытащили. Он всплыл с оголенным черепом, свесившим кровавый язык. Другой сумел выскочить на берег, неуклюже помчался к рядку хилых яблоневых дерев. Бежал с трудом, все тяжелее и тяжелее, живая броня тянула его к земле, хоть и рвал с себя крысиное отродье с клочьями собственной кожи и мяса. Упал ничком со вскрытой утробой, и словно канул в живую топь, в дьявольскую жижу. Только раз вскинулась из взбаламученного месива рука, схватила верезжащую тварь и раздавила могучим сдавом, а сам он сник в трясине, и старейшие из преследователей принялись упитываться теплой его мякотью.
      © Яневский, Славко™
      © Finnegan™


      4.
      БЛАНК ЗАЯВКИ

pavlov Oct 31 2006 20:17
Ну кароче, хочу сдохнуть так: придя домой в хлам пьяный, я вижу как жена достает топор и отрубает мне мужское достоинство, я умирая от потери крови, говорю ей:"Подавись с**ка, что б он у тя поперек горла встал!"!



Взяв очередной бланк в руки, Финнеган удивленно присвистнул:
- Надо ж, я думал, что маньяки остались только на страницах моего "Пакостника", а тут такие оригиналы!
- Ну лишиться достоинства от рук жены не мудрено. Придумай так, чтоб выглядело как возмездие. И поучительно было.
- Сделаем. Не вопрос.



Цитата:
Одна неотвязная мысль одолевала pavlov'a - во что бы то ни стало пробраться в свой дом, окруженный толпой разъяренных женщин. Под окном находился флигель, и на крышу его можно было взобраться из директорского сада, вскарабкавшись по деревянной решетке трельяжа, прикрывавшего глухой забор; затем проползти на четвереньках по черепичной крыше флигеля до окна и влезть в него. Лихорадочное возбуждение придало pavlov'у ловкость, он проворно взобрался по трельяжу, безжалостно переломав деревянные планки; потом распластался на черепичной крыше и пополз, пытаясь добраться до окна. Но крыша была с крутым скатом, живот мешал pavlov'у; цепляясь за черепицы, он сорвал себе ногти. И все же он дополз бы до конька крыши, если б толпа, которую он потерял из виду, не заметила его и не улюлюкать:
- Смотрите! Смотрите! Кот на крыше! Ловите кота! Ловите!.
И сразу его руки потеряли точку опоры, pavlov сорвался, покатился вниз, как шар подпрыгнул на водосточной трубе, покатился в сторону улицы и плюхнулся на мостовую, в кровь разбив себе лицо.
Женщины, опьяненные пролившейся кровью, окружили беспомощно барахтавшего на земле pavlov'a, вскрикивали ругательства и насмешки, называли свинячьей башкой его разбитую голову и осыпали бранью, изливая накопившиеся жестокие обиды. Pavlov лежал на спине, корчась от боли.
Но женщинам мало было этого. Они кружили вокруг, как волчицы, и словно обнюхивали его. Каждая старалась придумать издевательстве пострашнее, посвирепее, чтобы облегчить сердце. И вот послышался пронзительный голос Прожженной:
- Сколько он наблудил, сволочь этакая! Надо его, кота блудливого, выхолостить.
Одна тетка бросилась к pavlov'у, стащила с него штаны и исподнее, другая подняла его ноги. Тогда Прожженная своими старческими, иссохшими руками ухватила мужскую плоть и, напрягая в отчаянном усилии худую спилу, дернула изо всей силы, так что хрустнули суставы ее ширококостных рук. Дряблые складки кожи не поддались, пришлось их отдирать, и, наконец, старуха оторвала мохнатый кровавый комок и с торжествующим, смехом замахала им:
- Вот он! Вот он!
Пронзительные голоса приветствовали издевательствами отвратительный трофей.
- А-а, гад окаянный! Не будешь больше нас брюхатить!
Женщины указывали друг другу на кровавели лоскут, как на мерзкое животное, от которого каждой пришлось пострадать, - но вот теперь они раздавили его, и, бессильное, мертвое, оно было в их власти.
Они плевали на него, брезгливо скривив губы, кричали:
- Он больше не может! Не может! Он теперь не мужчина. Таким и зароют тебя в землю... Так и сгниешь, немогучка!
Прожженная надела кровавый обрывок на палку, подняла ее высоко, словно флаг, и понеслась по улице, во главе завывавших женщин. Падали капли крови, жалкие лоскутья плоти свешивались, как обрезки мяса с прилавка мясника. Вверху, за окном, неподвижно стояла жена pavlov'a; но в последних отсветах заката мутное оконное стекло, должно быть, искажало ее бледное лицо, и казалось, что она смеется. Забитая, ежечасно оскорбляемая развратником-мужем, она, быть может, и в самом деле смеялась, когда мимо окна промчалась орава женщин, неся на кончике палки раздавленного похотливого зверя. Ледяной ужас сковал всех, кто видел, как совершилось страшное дело.
      © Золя, Эмиль™
      © Finnegan™


      5.
      БЛАНК ЗАЯВКИ

†‡Paladin‡† Dec 24 2005 23:29
Я бы хотел умереть в тепле желудка кашалота.



- Как у нас обстоят дела с кашалотами? - поинтересовался Финнеган, разминая затекшие ноги.
- Никак. Занесены в Красную книгу. - ответил св. Николай, догадываясь, каким будет следующий вопрос. - Использовать в корыстных целях категорически запрещено.
- Бегемоты?
- После того как Эйс Вентура устроил в брюхе бегемота наблюдательный пункт, Гринписцы чуть не засудили нас.
- Левиафаны?
- Этих не жалко. Можно одного списать.



Цитата:
Оказавшись в воде, †‡Paladin‡† беспомощно барахтается и в ужасе оглядывается по сторонам. Левиафан, опрокинувший его суденышко, сделал полукруг и, рассекая волны и разбрызгивая тонны воды, приближается к несчастному. Размерами Левиафан напоминает кита, но во рту у него не китовый ус, а острые зубы, каждый величиной с человека. Измотанный и уставший, †‡Paladin‡† чувствует, что не в силах достичь спасительного берега и, смирившись с неизбежным, как поплавок беспомощно покачивается на волнах. Кашалот разевает свою пасть и проглатывает зажмурившегося от страха †‡Paladin‡†'a.
Юноша минует решетку зубов, падает на язык чудовища, ударяется о нёбо и бьется о голосовую щель, которая отправляет †‡Paladin‡†'a обратно на язык. Потом все останавливается. †‡Paladin‡† в полной темноте, кругом сыро и тихо. Отвратительно воняет гнилой рыбой. Внезапно язык кашалота бьет †‡Paladin‡†'a. Он достает кинжал и вонзает его в нёбо Левиафана. Для чудовища это все равно что укол булавкой. Постепенно глаза †‡Paladin‡†'a привыкают к темноте, и он начинает различать внутренности пасти, похожей на собор с багровыми сводами. По слизистой оболочке течет странная светящаяся жидкость. Передвигаясь во рту, †‡Paladin‡† обнаруживает в дырке гнилого зуба корабельный компас.
Язык снова бьет †‡Paladin‡†'a. Липкая слюна, как густой кисель, облепляет его со всех сторон. Двигаться становится сложнее. †‡Paladin‡† барахтается в слюне. Конец кашалочьего языка сталкивает его в шершавое горло. Он минует голосовую щель и скользит по горлу. Пищевод сколький, ухватиться не за что. В тщетной надежде, что чудовище закашляется, †‡Paladin‡† снова и снова вонзает кинжал в перегородку, но падение не прекращается.
†‡Paladin‡† скользит, а туннель регулярно сокращается и колышется, ускоряя падение. Наконец его путешествие заканчивается в огромном овальном зале, наполовину заполненном дымящейся жидкостью, из которой торчат желудочные выступы, похожие на небольшие острова. Вот он и в желудке. Рыбы, которые вместе с †‡Paladin‡†'om падают в желудочный сок, моментально растворяются. Одежда клочьями висит на †‡Paladin‡†'e, его задубевшая кожа горит от ожогов, но пока не поддается действию кислоты.
В центре смертоносного озера желудочного сока появляется гигантская воронка, которая засасывает †‡Paladin‡†'a и отправляет его в кишечник. Юноша теряет сознание, а когда снова приходит в себя, видит над головой мягкий свод. Этот туннель более узкий, и здесь еще сильнее пахнет разлагающейся рыбой. †‡Paladin‡†'a выворачивает наизнанку, и его рвотные массы смешиваются с гниющей внутри кашалота органикой.
†‡Paladin‡† вспоминает из курса биологии, что человек переваривает пищу в течение трех часов. Пищеварительный процесс кашалота таких размеров может занимать несколько недель. Эта догадка отнюдь не успокаивает несчастного: по всей вероятности, его смерть будет долгой и мучительной. На какое-то мгновение его посещает дикая мысль: прокопать внутренности Левиафана и посмотреть, что там - матка или простата, чтоб понять, где он находится - в самке или самце. †‡Paladin‡† гонит прочь эту мысль, понимая, что от миазмов у него начинается расстройство не только желудка, но и рассудка. Между тем воздух становится все более разреженным, а дышать становится все труднее. Он в прямой кишке. Проход сужается, †‡Paladin‡† ползет среди коричневых червей толщиной с подушку и вдруг… по колени проваливается в зловонную коричневую массу. Сначала †‡Paladin‡†'y кажется, что он сможет выбраться из жижи экскрементов, но опереться не на что, и его засасывает все глубже и глубже.
- Помог… - хрипит †‡Paladin‡†, но жижа заливается ему в рот и оттуда раздаются только неразборчивое бульканье…
      © Вербер, Бернард™
      © Finnegan™


      6.
      БЛАНК ЗАЯВКИ

No more Oct 14 2006 21:54
хачу умереть от оргазма))))
reflex Dec 4 2006 16:03
на дефке какой нито класной под старость))
Finnlady Dec 10 2006 16:05
Между прочим,это не смешно,такие случаи не редки,особенно,когда занимаешься "этим" в преклонном возрасте, или у кого слабенькое сердечко....



- Тут несколько человек от оргазма просятся умереть…
- Вообще-то не очень поощряется, но исключение можно сделать.
- Тут многие просятся. А еще больше желающих помочь…
- Ну так разбей на пары, перетасуй как карточную колоду и выбери одну сладкую парочку наугад.
- А давайте, мы их еще и местами поменяем?
- Шутник, однако. Впрочем, почему бы и нет…



Цитата:
Reflex поддел большими пальцами резинку трусов, и они слетели на пол, миновав инструмент любви. Это была не та замечательная любовная машина, которую No more нашла в раннем возрасте на страницах "Фанни хилл", но нечто скромное, розовое и мягкое - пять дюймов заурядной эрекции. Она вынуждена была стиснуть зубы, чтобы не расхохотаться. Это было бы совсем неуместно.
- Reflex, я не... У меня голова болит: у меня сейчас эти чертовы предменструальные колики; я все же женщина, и у меня может резко меняться настроение!
Его рука проползла вперед и потрогала ее левую грудь, потом сильно сжала ее. Другая рука ущипнула правый сосок, и боль была такой сильной, что мурашки пробежали по всему боку до бедра. Затем reflex положил ладони на ее ноги и стал разводить их. Она не сопротивлялась. В тот миг она была слишком потрясена и напугана происходящим, чтобы оказать сопротивление. А reflex уже трудился над ее трусиками. Струйка белой слюны сползла с его нижней губы.
No more позволила бы ситуации развиваться, как обычно, однако тут случились сразу две вещи. Во-первых, она осознала, что, хотя запястья прикованы к спинке кровати, ее ноги свободны. Во-вторых, в тот момент, когда она поняла это, слюна упала с его подбородка и попала в ее пупок.
Ее реакция была направлена не столько против reflex'a, сколько против отвращения, которое закипело в глубине ее рассудка. В сущности, она не собиралась что-то предпринимать осознанно, просто действовала инстинктивно, как женщина, со страхом и гадливостью ощутившая, что в ее волосах запуталась летучая мышь.
Она подобрала свои ноги - при этом правое колено чуть не задело его опускающийся все ниже подбородок - и затем с силой выпрямила их. Правая ступня ударила его в живот. Пятка левой ноги попала прямо в его мошонку. Reflex откинулся назад, а его рука метнулась вниз. Он задрал голову вверх, к белому потолку, на котором гасли последние отсветы заката, и издал высокий, рваный вопль.
В его глазах теперь не было блеска. Они были широко раскрыты, голубые, как чистое небо в окне, и в его зрачках утвердилось выражение агонии, которое заставило ее в испуге закрыть глаза. Жилы надулись на его шее. Стон постепенно замирал. Казалось, некто с пультом управления reflex'om в руке медленно убавляет звук. На самом деле все было проще: стон длился почти тридцать секунд, и ему просто не хватило воздуха. Розовые пятна на его щеках и лбу теперь стали почти буро-красными.
Мгла, сгустившаяся в комнате, теперь стала всеохватывающей, а этого она и боялась. Reflex все еще беззвучно стонал - во всяком случае, она ничего не слышала. Кровь так прилила к лицу, что местами оно казалось совсем темным, как у негра. No more видела большую вену - она бешено пульсировала под бритой кожей шеи. Она, казалось, готова была лопнуть, и липкая волна страха охватила No more.
- Reflex?.. - Ее голос прозвучал неуверенно и виновато, это был голос девочки, которая разбила дорогую вещь на вечеринке у подруги. - Reflex, что с тобой?
Это был, конечно, глупый вопрос, ужасно глупый, однако задать его было как-то проще, чем те вопросы, которые один за другим возникали в ее уме: "Reflex, тебе больно? Reflex, ты не умрешь?"
Reflex продолжал судорожно хватать ртом воздух и не ответил на ее вопрос. Одна его рука лежала на животе, другая бродила в пораженном паху. Наконец обе они поднялись: они напоминали умирающего лебедя. No more увидела голую ногу - свою голую ногу - и алое пятно на фоне бледно-розового живота мужа. Он силился вдохнуть, как бы пытаясь обрести дыхание, а она ощущала миазмы, похожие на запах гнилого лука.
- Reflex, дыши! - крикнула она что есть силы, - Reflex, дыши!
Его глаза приобрели голубоватый холодный оттенок мрамора, но один вдох он сделал. Он успел сказать ей последнее слово - этот человек, который когда-то казался ей целиком состоящим из слов:
- Сердце... Его зрачки закатились, показав изжелта-белые поля. Язык вывалился изо рта, и ее муж издал странный звук. Струя горячей желто-оранжевой мочи вырвалась из пораженного органа на ее ноги. No more от неожиданности вскрикнула. Она не сразу сообразила, как убрать ноги: наконец она сделала это, подогнув их. В это же время ее муж непроизвольно откинулся, его голова перевесила, и reflex, с которым No more еще недавно ела пирожные в кровати, упал навзничь с задранными коленями, как неловкий мальчишка, который в бассейне пытается произвести впечатление на своих дружков. Его затылок ударился об пол: раздался сухой звук, который снова заставил ее вздрогнуть. Казалось, страусиное яйцо разбили о скалу. Затем наступила тишина, нарушаемая только отдаленным шумом ветра.
      © Кинг, Стивен™
      © Finnegan™


      7.
      БЛАНК ЗАЯВКИ

Finnlady Jan 12 2007 20:30
Быть погребенным заживо...страшно...
Надо завещание составить,что когда умру,пусть вгонят мне в грудь осиновый кол...



- А что, разве и вампиров в Рай пускают? - удивился Финнеган.
- Ну да, с недавних пор, - кивнул св. Николай и уточнил: - Но только в том случае, если их освободили от их проклятия.
- О'кей. Тут как раз подходящая кандидатура есть.
- Будь внимателен. Надо сделать все в строгом соответствии с ритуалом.
- А откуда ж мне знать этот ритуал?
- Справься у специалистов.



Цитата:
Когда шаги последних посетителей кладбища затихли вдали, мы молча, словно повинуясь безмолвному приказу, последовали за профессором Ван Хелсингом к склепу. Он отпер замок, и мы вошли внутрь, прикрыв за собой дверь. Ван Хелсинг достал из сумки фонарь, зажег его, затем извлек дчи, которые прикрепил к соседним надгробьям, предварительно оплавив их с нижнего конца. Теперь света было достаточно для работы. Когда он снял крышку с надгробья, где покоилась Finnlady? Мы заглянули внутрь и увидели, что она лежит в гробу, прекрасная и в смерти.
Тем временем Ван Хелсинг, как всегда, спокойно и деловито начал доставать из сумки и раскладывать перед собой различные предметы: паяльник с припоем, небольшую паяльную лампу, набор скальпелей и, наконец, круглый деревянный кол, примерно два с половиной дюйма толщиной и около трех футов длиной. Один конец его, для прочности прокаленный в огне, был остро заточен. Вслед за колом он достал тяжелый молоток, каким обычно разбивают куски угля.
Ван Хельсинг положил руку на плечо Квинси и сказал:
- Друг мой, если бы вы получили поцелуй от бедняжки Finnlady перед ее смертью и прошлой ночью раскрыли для нее свои объятья, то после смерти превратились бы в hosferatu, или упыря. Finnlady только в начале пути, и те, у которых она сосала кровь, к счастью, в безопасности. Но если она будет жить hosferatu, с каждой новой жертвой она будет обретать все больше силы, и ее укус станет смертельным. Если же она умрет по правде, то все кончится, и ее душа снова станет свободной. Вместо того, чтобы творить зло по ночам, а днем ать в гробу, она займет свое место среди ангелов. Поэтому, мой друг, благословенна будет рука, которая ниспошлет ей избавление.
- Что я должен сделать? - хрипло спросил Квинси.
- Возьмите этот кол в левую руку и приставьте его к точке над сердцем, а молоток - в правую. Когда мы начнем молиться за Finnlady, бейте во имя Божье, чтобы все было хорошо с мертвой, которую мы любили, и чтобы умер упырь!
Квинси установил кол против сердца, сильно уперев в мертвенно-бледное тело Finnlady. Потом размахнулся и со всей силы ударил. Существо, лежащее в гробу, изогнулось, и с его пунцовых губ сорвался вопль, от которого кровь застыла в жилах. Тело мелко задрожало и стало неистово извиваться в страшных конвульсиях; острые белые зубы со скрежетом сжались, прокусив губы, на которых выступила темно-красная пена. Но Квинси не отступил. Словно легендарный Тор, он размеренно и твердо вбивал свое орудие, несущее избавление несчастной Finnlady, все глубже и глубже. Из пронзенного сердца фонтаном брызнула кровь, обагряя кол.
Скоро тело пело бить дрожь, конвульсии постепенно затихли, лишь зубы оставались крепко сжаты да жуткие гримасы иногда искажали лицо. Наконец Finnlady затихла. Все самое страшное было позади. Из рук Квинси выпал молоток, он покачнулся и чуть не упал, но мы успели его подхватить. Когда же мы снова взглянули на гроб, то застыли от изумления. Там, в гробу, лежало уже не мерзкое Нечто, которое вызывало у нас лишь чувство страха и ужаса; теперь перед нами лежала Finnlady, такая, какой мы знали ее при жизни, с необыкновенно милым и добрым лицом. Каждый из нас чувствовал, что святой покой, разлившийся словно солнечный свет, по уставшему лицу, - это лишь земной знак, символ того покоя, который наконец обрела ее душа.
      © Стокер, Брэм™
      © Finnegan™


      8.
      БЛАНК ЗАЯВКИ

depor Nov 23 2006 20:54
Я бы хотел в полёте, только не на каком-нибудь самолёте, а к примеру с какого-нибудь высотного здания



- А для самоубийц бывают смягчающие обстоятельства?
- До недавнего времени не было, - вздохнул св. Николай. - Но либералькины проникли и на небеса.
- И что?
- Внесли поправку для эмо и готов. Им видите ли по статусу положено.
- А если человек не гот, а футбольный фанат?
- Фанатам нельзя. Если только сумеет притвориться, пустит пыль в глаза.
- Ну этот кого хочешь с толку собьет. Тому, кто разберется во всех внесенных им поправках к мафии - можно памятник при жизни ставить.



Цитата:
Она: Зачем ты сделал это?
depor: Потому что я не люблю тебя больше.
Она: И это всё?
depor: А что ты хочешь ещё?
Она вытерала слёзы и не могла поверить тем словам, который произнёс ее любимый. Тот человек, ради которого она отдала всю свою жизнь и всю себя. Боль проело всё ее сердце и в горле стоял ком. Ни говоря ни слова, она ушла в свою комноту, взяла чистый лист и карандаш и начала рисовать. Она делала это всегда, когда ей было больно. Её мысли были лишь о нём. Как он смог так поступить? Все те чувства, всё то время, которое было у них - все слова и обещания, - ушли куда-то и это больше не вернёшь. Никогда. Изменил один лишь миг, он встретил другую. Ничего не поделаешь, - ничего. И поняв значение этих 2-ух слов, она поняла всю свою жизнь.
Depor зашёл к ней в комнату, чтобы попросить прощения и увидев, что её тело лежало на полу, он бросился к ней. Начал покрывать ее поцелуями и пытался хоть что-то сделать. А она истекала кровью, было поздно.
Depor кричал ей: Живи, ты будешь жить.!!!!!
Но она закрыла глаза и вспомнила молодую красивую девушку, которая так сильно полюбила этого парня и боялась потерять его. Она бросила семью и друзей, из-за неё кто-то страдал и в последствии умер, но ей было всё равно, ведь рядом был он. И, если б знала она, что всё так получится, то НИКОГДА бы не поступила так. И скорей всего тот парень сейчас был бы жив и семья любила бы свою дочку, которая всегда рядом. В тот момент, когда пелена застилала её глаза, а тело стало каким-то безчувственным, невесомым, она увидела сидящего его рядом с ней. Он плакал, словно ребёнок, и что-то говорил.
Она не слышала его слов, только какие-то обрывки доносились откуда-то издалека и становились всё более приглушёнными. Она постаралась улыбнуться и даже подумала, что на какой-то период жизни, ей повезло. Что были такие моменты в судьбе, когда она верила, что он будет всегда рядом с ней. Она любила его так красиво, как любят в фильмах и пишут в книжках. Она почувствовала, что силы покидают её, и с трудом протянула руку ему. Он хотел было броситься к телефону, чтобы вызвать скорую помощь, но ее сердце не дало это сделать, оно перестало биться. На её лице осталась лишь улыбка и холодный взгляд. Какое-то приятное тепло расплылось по ее телу, и яркий, зовущий свет.... Она шла на этот свет, ничего не боясь и не оглядываясь назад. Она шла и знала, что где-то там, всё будет хорошо и её любимый не сделает такой ошибки.....
В тот момент, когда depor с ужасом понял, что потерял ее, он закричал, словно раненый зверь, поднял ее на руки и прижал к себе. Он вспоминал, когда в первый раз увидел ее... Он просидел около неё много часов, а потом укутал тело любимой в плед и взглянул на звёздное ночное небо, ее больше нет. И она не уехала куда-то, она просто ушла из этой жизни и никто не вернёт ЕЁ уже НИКОГДА. Он смотрел несколько минут на картину, которую она нарисовала и старался увидеть мир ее глазами. Когда ему это удалось, он подошёл к окну, затушил сигарету. Он понял, что НИКТО и НИКОГДА не полюбит его так, как любила его ОНА.
Depor закрыл глаза и сказав: "Прости меня", - упал куда-то в темнату, - раздался лишь приглушённый стук.
      © DreamsInside™
      © Finnegan™


      9.
      БЛАНК ЗАЯВКИ

Bloody Mary Oct 21 2006 20:51
А я бы хотела мучительной, в том смысле, что кто-нибудь убивал после пыток



- Еще одна мазохистка… Ну почему все они любят погорячее? - усмехнулся про себя Финнеган.
- Может им при жизни не хватало теплоты? - предположил св. Николай.
- Не плясали потому что в аду на сковородке... Может и правда перенаправим в Преисподнюю?
- Нет. Так нельзя. Она и так уже настрадалась. А тут еще при смерти придется помучаться.
- Ну что ж, клиент всегда прав. Пусть будет, как она захочет.



Цитата:
Туман над Сеной еще только начал рассеиваться, но в дымке уже вырисовывался красочный ансамбль ратуши, выходивший на большую площадь. Было очень холодно, но, судя по голубому небу, день обещал быть солнечным.
- А казнь здесь будет?
- Смотря какую казнь вы имеете в виду. Сегодня утром перед Шатле должны повесить какого-то газетчика. Но если вы пришли на казнь колдуньи, то это здесь, на Гревской площади. Вон видите там костер?
На другом конце площади возвышался большой крест, а рядом - виселица, на которой покачивалось синюшное тело повешенного, а еще чуть поодаль огромная куча хвороста, из которой торчал столб. К столбу была приставлена лесенка. В нескольких метрах от костра находился эшафот, где обычно отрубали головы. Сейчас на нем стояли скамьи, и первые зрители, купившие жетоны, уже начали рассаживаться.
В эту минуту дружный вопль сотен людей возвестил о появлении осужденной. Процессия с трудом продвигалась в густой толпе. Подручные палача расчищали дорогу кнутами. Стражники на конях с алебардами наперевес сдерживали зевак. Внезапно все замолчали, и в тишине слышен был лишь перезвон колоколов. У лестницы, ведущей на площадь, появилось какое-то привидение и стало подниматься по ступенькам. Сквозь пелену можно было видеть только эту ослепительно белую фигуру. Потом стало ясно, что руки приговоренной лежат на плечах палача и священника и что эти двое просто тащат ее, а сама она даже не переставляет ноги.
Ее голова с длинными черными кудрями свесилась на грудь. На шее у смертницы болталась веревка. Из-под длинной белой рубахи виднелась босая нога, стоящая на холодной как лед каменной плите. И в этот момент Bloody Mary вскинула голову. На ее измученном, посеревшем лице мрачным углем горели огромные темные глаза. Какая-то женщина закричала:
- Она смотрит на меня! Она меня околдует!
По левую сторону от смертницы встал один из секретарей суда и гнусавым голосом принялся читать приговор. Колокола умолкли, но разобрать слова приговора все равно было трудно.
- За следующие преступления: похищение детей, безбожие, соблазнение мужчин и женщин, магию и колдовство… отдана в руки палача… принесет публичное покаяние с непокрытой головой и босая… держа в руках горящую свечу… предана огню…
И только когда он стал свертывать свой свиток, все поняли, что он кончил читать. У приговоренной не было сил держать свечу, и ее взял священник. Все ждали, когда наконец раздастся голос кающейся , толпа выражала неудовольствие и нетерпение.
- Да говори же, приспешница дьявола!
- Не хочешь ли ты гореть в аду вместе со своим хозяином, колдунья?
Палач сделал шаг вперед и поднес факел к куче хвороста. Поленница тотчас занялась. На толпу пахнуло жаром. Огонь, раздуваемый ветром, загудел. Дрова горели со страшным треском, словно это гремел гром и стучал град. Когда языки пламени лизнули ноги Bloody Mary, каким-то отчаянным движением она подалась назад, широко открыла рот, надеясь набрать побольше воздуха. Несмотря на веревки, которые удерживали ее у столба, она перегнулась чуть ли не вдвое и закричала.
- Слышите, как она кричит?
- Как она кричит! Как она кричит!
Пламя плясало вокруг. Потом Bloody Mary заволокло густой завесой дыма. Когда завеса рассеялась, Bloody Mary уже была вся охвачена огнем, она вопила, она задыхалась, она рвалась прочь от рокового столба, который зашатался у основания. Bloody Mary крикнула что-то еще, но рев толпы покрывал все звуки…
      © Голон, Анн и Серж™
      © Finnegan™


      10.
      БЛАНК ЗАЯВКИ

NomoreError Jun 1 2006 13:16
Увидев космос познать тайну внеземной цивилизации,найти планету на которой жил да был Чужой,я его увижу,а потом пусть съедят...ну или фейсхагер отложит яйцо..а потом я умру..



- Ммм… А кто такой фейсхвангер? - спросил Финнеган
- Фейсхагер, - поправил св. Николай. - Это из другой галактики. К нашей юрисдикции не относится.
- Но тут кое-кто хочет, чтоб в него яйцо отложил именно Фейсхагер!
- От многих хотений - многие печали. Но если не лень, придумай что-нибудь и для него. Только приблизь к нашим, земным условиям.
- Например, сделать его питательной средой для синтеза бактерий?
- Именно!



Цитата:
NomoreError обернулся и увидел направленное на него дуло пистолета. Рука, держащая оружие, была тверда, холодная улыбка на лице над ним - прекрасна.
- Это твой конец, NomoreError. . А жаль, потому что ты молодчина. О соображаешь и не трус. В смелости тебе не откажешь. Поэтому тебя ожидает особая смерть. Но перед смертью я позволю тебе причаститься вином, которое ты так хотел попробовать.
NomoreError посмотрел на бутылку и два бокала на серебряном подносе. Вино бело не сент-эмильонское, а пойякское. Одно из самых изысканных в мире красных вин: "Шато Латур", к тому же урожая 1938 года. Ишь ты, перед смертью предлагают поистине хорошее вино. Своего рода комплимент?
Майя подала ему бокал, и на мгновение NomoreError словно перенесся в другой мир. Внимание сосредоточилось на изысканном вине, он понюхал его, пригубил. Пригубил еще, сделал добрый глоток, почувствовал, как носовую полость заполняют тончайшие ароматы, даруя усладу и покой. NomoreError в жизни не пил лучшего вина.
Внезапно бокал налился странной тяжестью и выскользнул из рук. Ничего не понимая, NomoreError заворожено смотрел, как бокал не спешно, словно при замедленной съемке, падает на пол и разбивается вдребезги. Он попытался поднять глаза на Майю, но в комнате вдруг все завертелось, столик с бутылкой вина бросились ему навстречу и…
NomoreError открыл глаза. В голове шумело, руки онемели, низу живота жгла странная боль. Он опустил глаза вниз и в ужасе захрипел: его тело плавало в огромном чане с желтоватой полупрозрачной жидкостью, сквозь которую он разглядел свой вспоротый живот и полувывалившийся наружу запутанный клубок кишок.
- Удивлен? Шокирован?
- Боже, Майя! Что вы со мной сделали?
- Ты принесешь нам миллионы, NomoreError. Через восемь часов ты умрешь, а еще через сутки на поверхность меда и оливкового масла - жидкости, в которой ты барахтаешься, - всплывут делкиголевые дрожжи.
- Дериват спирта. Как тебе известно, спирты получают в процессе брожения некотрых веществ с участием микроорганизмов, при этом различные энзимы играют роль катализатора. Обычно спиртовое брожение происходит с участием сахаромицетов, но при определенных условиях бродить могут также органические кислоты и белки. В кишечнике человека сбраживание происходит с участием различных бактерий. Здесь особенно важен один вид бактерий, специфичный только для человека и обитающий у него в желудке. Участвует в сбраживании и фермент липаза, расщепляющий жиры. При синтезе с участием желудочной бактерии и фермента липаза в среде, содержащей жиры и сахара, может получиться особый вид сумчатых грибов, способствующий образованию амилового спирта делкиголя. Эта хрень, как ты выразился, в несколько раз крепче алкоголитов. Проблема в том, что в организме человека упомянутая желудочная бактерия отделена от фермента липазы, так что сколько бы мы ни употребляли сахара и жиров, нужный вид дрожжей не образуется. Соединению бактерию с ферментом вне человеческого тела в жидкой смеси препятствует то, что вне живого человеческого тела желудочная бактерия погибает в течение нескольких секунд. Единственный способ получения делкиголя - поместить живого человека с распоротым животом в раствор, богатый жирами и сахарами. Человек проживет еще несколько часов и за это время образуются необходимые дрожжи. Спасти человека уже нельзя: микробный синтез смертелен. Но умирать он будет очень медленно и со вкусом меда на губах. Так что наслаждайся - время у тебя еще есть!
      © Нюгордсхауг, Герт™
      © Finnegan™


      11.
      БЛАНК ЗАЯВКИ

LenKor Aug 25 2006 22:05
хочу чтоб меня машина сбила...
Delphi Feb 9 2007 00:32
не хочу в рай... буду духом тут болтаться.... за людишками следить......
Finnlady Feb 9 2007 01:03
говорят,неопределенная душа скитается...и обречена на вечные мучения...



- Фу! Осталось только две заявки! - облегченно вздохнул Финнеган
- Хорошая новость! - согласился св. Николай.
- Но есть проблема…
- Какая?
- Выделенных средств хватит только на одну. Кинем жребий?
- Нет. Не будем полагаться на случай. Лучше объедини их в одну. А кто умрет раньше, подождет другого.
- Как скажете.



Цитата:
- Позвольте спросить, девушка: вы на какой остановке выходите?
LenKor подняла глаза на задавшего этот вопрос и увидела высокого молодого человека в сером пальто.
- У Золотых Ворот.
- Гм… жаль, очень жаль…
- Что вы сказали?
- Нет, ничего. Это я так…
LenKor отвернулась к окну. Странный молодой человек беспокойно переминался с ноги на ногу, словно хотел сказать что-то и не решался.
- Девушка, а, девушка! -и сказал он наконец, присаживаясь на сиденье напротив LenKor.
- Да? - вопросительно приподняла та свои брови.
- Лицо ваше внушает мне симпатию, и… я хотел бы оказать вам одну услугу.
- Какую же? - недовольно поморщилась LenKor.
- Я дам вам совет, и, если вы обещаете последовать ему, это продлит дни вашей жизни, сохранит здоровье и спасет от страшной опасности…
- Какой же это совет? Не напиваться допьяна?
- Да, то есть нет: выйти у Соборной Площади.
- Вот тебе раз! Чего ради?! Слезать на две остановки раньше!
- Так будет безопасней…
- Безопасней от чего?
- От аварии, в которую этот автобус попадет, едва отъехав от Соборной Площади.
- Что-о-о?
Молодой человек в сером спокойно повторил свои слова.
- Вы, конечно, шутите? - спросила LenKor.
- Ничуть. Я, знаете ли, не люблю шуток. Авария будет. И непременно.
- Откуда вы знаете?
- А вот этого я вам сказать не могу.
Странные заявления собеседника сбили LenKor столку. Она недоумевала, кто сидит перед ней - мистификатор, сумасшедший или, чего доброго террорист, спланировавший эту аварию, но решивший, по странному капризу, исключить ее из числа своих жертв.
- А вы сами далеко ли едете?
- Аккурат до места аварии.
- Значит вам она не страшна?
- Увы! Теперь мне уже ничего не страшно. Я ведь так сказать фантом…
- Брр… Кккка-а-ккк?
- Призрак, привидение, если хотите, бесплотный дух… О, только не стучите зубами: от этого ничего, кроме порчи эмали, ничего хорошего не получается. Лучше выслушайте меня!
В прошлом году, в этот самый день, я ехал в институт. Около Политеха я вышел и стал переходить дорогу в неположенном месте. И прежде чем я успел сообразить, меня сшиб мерседес, которому тотчас в зад въехал черный бумер, в которого поочередно врезались с левого боку ауди и порше, через крыши которых перелетел форд фокус, а потом всю эту груду машин, придавивших меня, смазал с проезжей части бензовоз, вспыхнувший буквально в ту же секунду, как факел. Так что, когда я почувствовал себя духом, то не смог найти среди обломков столкнувшихся машин ни кусочка моего бренного тела. От меня даже мокрого места не осталось. Несколько дней я неприкаянным блуждал около Политеха, но вскоре, на меня снизошло, что и духу надо быть где-то приписанному. Я было постучался в Рай, но св. Петр сообщил, что в связи с участившимися случаями самозванства, и в Рай и в Преисподнюю принимаются только души, способные удостоверить свою личность или, в крайнем случае, представить две трети своего тела. Учитывая, что на том свете всякий переход через улицу в неположенном месте рассматривают как попытку к самоубийству, никаких поблажек мне не сделали. И вот я обречен болтаться неизвестно где…
- Девушка! Ваш билет! - раздался над ухом ЛенКор голос кондукторши.
Неужели ее странный попутчик был только чудным сном? Автобус тронулся с места. LenKor быстро взглянула в окно: Соборная площадь. Эх, была не была! Вспомнив, чему ее учили на уроках ОБЖ, LenKor выдернула шнур, выдавила стекло и выбросилась на проезжую часть. Лежа на дороге, она услышала визг тормозов автобуса, громкий удар от его столкновения с встречным автомобилем, звон разбитого стекла и крики людей. Оглушенная всеми этими звуками, LenKor приподняла голову: автобус, кувыркаясь вокруг своей оси, сметал с проезжей части дороги легковые машины и случайных прохожих… LenKor почти поднялась на ноги, когда позади нее послышался оглушающий рев. Она повернула голову, но успела увидеть лишь слепящий глаза свет фар грузовика, несущегося на нее с бешеной скоростью…
- Говорил же: на остановке надо было выходить! - с досадой махнул рукой молодой человек в сером пальто, взваливая на плечо одно из изуродованных бесхозным тел, и растворился в толпе собравшихся зевак.
      © Амфитеатров, Александр™
      © Finnegan™


      12.
      БЛАНК ЗАЯВКИ

DarkHunter Jan 7 2006 16:37
Хочу жить вечно муахаха =)
Pahan Aug 25 2006 21:57
А почему все так склонились к мысли, что умирать придется? у меня надежды на чудеса медицины и т.п., по крайней мере на тот свет в ближайшее тысячелетие я не собираюсь, и вам не советую
Miranda Jan 24 2007 16:33
Пока никак не хочу... даже думать про это не желаю
не солнце Oct 30 2006 20:57
а я буду жить вечно, всем назло!!!



- Ну что, мой трудолюбивый друг, миссия выполнена? - улыбнулся св. Николай.
- Не совсем, - ответил Финнеган, показывая на весьма внушительную стопку необработанных бланков. - Остались те, кто умирать ни в какую не хочет.
- А, пустое, - махнул рукой св. Николай. - Забей на них. Пройдет время, сами проситься начнут на тот свет.
- Но может напомнить им в назидание какую-нибудь поучительную историю?
- Дело твое. Хочешь, расскажи им про струльдбругов.
- А кто это такие?
- Неужели не знаешь? Ну тогда слушай!



Цитата:
Струльдбругов рождается не больше двух или трех в столетие. Почти до тридцатилетнего возраста они ничем не отличаются от остальных людей; затем становятся мало-помалу мрачными и угрюмыми, и меланхолия их растет до восьмидесяти лет. По достижении восьмидесятилетнего возраста, который считается пределом человеческой жизни, они не только подвергаются всем недугам и слабостям, свойственным прочим старикам, но бывают еще подавлены страшной перспективой влачить такое существование вечно.
Струльдбруги не только упрямы, сварливы, жадны, угрюмы, тщеславны и болтливы, но они не способны также к дружбе и лишены естественных добрых чувств, которые у них не простираются дальше чем на внуков. Зависть и немощные желания непрестанно снедают их, причем главными предметами зависти являются у них, по-видимому, пороки молодости и смерть стариков. Размышляя над первыми, они с горечью сознают, что для них совершенно отрезана всякая возможность наслаждения; а при виде похорон ропщут и жалуются, что для них нет надежды достигнуть тихой пристани, в которой находят покой другие.
В их памяти хранится лишь усвоенное и воспринятое в юности или в зрелом возрасте, да и то в очень несовершенном виде, так что при проверке подлинности какого-нибудь события или осведомлении о его подробностях надежнее полагаться на устные предания, чем на самые ясные их воспоминания. Наименее несчастными среди них являются впавшие в детство и совершенно потерявшие память; они внушают к себе больше жалости и участия, потому что лишены множества дурных качеств, которые изобилуют у остальных бессмертных.
Если случится, что струльдбруг женится на женщине, подобно ему обреченной на бессмертие, то этот брак, благодаря снисходительности законов королевства, расторгается, лишь только младший из супругов достигает восьмидесятилетнего возраста. Ибо закон считает неразумной жестокостью отягчать бедственную участь безвинно осужденных на вечную жизнь бременем вечной жены.
Как только струльдбругам исполняется восемьдесят лет, для них наступает гражданская смерть; наследники немедленно получают их имущество; лишь небольшой паек оставляется для их пропитания, бедные же содержатся на общественный счет. По достижении этого возраста они считаются неспособными к занятию должностей, соединенных с доверием или доходами; они не могут ни покупать, ни брать в аренду землю, им не разрешается выступать свидетелями ни по уголовным, ни по гражданским делам, ни даже по тяжбам из-за границ земельных владений.
В девяносто лет у струльдбругов выпадают зубы и волосы; в этом возрасте они перестают различать вкус пищи, но едят и пьют все, что попадается под руку, без всякого удовольствия и аппетита. Болезни, которым они подвержены, продолжаются без усиления и ослабления. В разговоре они забывают названия самых обыденных вещей и имена лиц, даже своих ближайших друзей и родственников. Вследствие этого они не способны развлекаться чтением, так как их память не удерживает начала фразы, когда они доходят до ее конца; таким образом, они лишены единственного доступного им развлечения.
Так как язык постоянно изменяется, то струльдбруги, родившиеся в одном столетии, с трудом понимают язык людей, родившихся в другом, а после двухсот лет вообще не способны вести разговор (кроме небольшого количества фраз, состоящих из общих слов) с окружающими их смертными, и, таким образом, они подвержены печальной участи чувствовать себя иностранцами в своем отечестве.
Струльдбругов все ненавидят и презирают. Рождение каждого из них служит дурным предзнаменованием и записывается с большой аккуратностью; так что возраст каждого можно узнать, справившись в государственных архивах, которые, впрочем, не восходят дальше тысячи лет или, во всяком случае, были уничтожены временем или общественными волнениями. Но обыкновенный способ узнать лета струльдбруга - это спросить его, каких королей и каких знаменитостей он может припомнить, и затем справиться с историей, ибо последний монарх, удержавшийся в его памяти, мог начать свое царствование только в то время, когда этому струльдбругу еще не исполнилось восьмидесяти лет.
Мне никогда не приходилось видеть такого омерзительного зрелища, какое представляли эти люди, причем женщины были еще противнее мужчин. Помимо обыкновенной уродливости, свойственной глубокой дряхлости, они с годами все явственней становятся похожими на привидения, ужасный вид которых не поддается никакому описанию. Среди пяти или шести женщин легко различить тех, что старше, даже если различие в годах между ними измеряется всего какой-нибудь сотней или двумя годов.
      © Свифт, Джонатан™
      © Finnegan™

© Finnegan™
© Меткий пакостник #6™



К другим номерам "Меткого пакостника"



Опрос на сайте

No votings found

Календарь

«    Апрель 2018    »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Материалы по ЕГЭ

Яндекс.Метрика