МУР К. ДУРАК / УЙТИ И НАМ! БЛИЗКА ГРОЗА

КРИСТОФЕР МУР
ДУРАК

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ
УЙТИ И НАМ! БЛИЗКА ГРОЗА

[Реплика Корнуолла, «Король Лир», акт II, сц. 4, пер. М. Кузмина]



Бурю надуло за ночь. Я как раз завтракал в кухне, когда на дворе случилась ссора. Я услышал, как взревел Лир, и пошел к нему, оставив кашу Харчку. В коридоре меня перехватил Кент.
— Так старик ночь пережил? — уточнил я.
— Я спал у него под дверью, — ответил Кент. — А ты где был?
— Старался, чтобы двух принцесс беспощадно отымели, и разжигал гражданскую войну, покорнейше благодарю. И все это без ужина, заметь.
— Прекрасное пиршество получилось, — рек Кент. — Я ел, пока меня не раздуло, только бы короля не, отравили. А кто это вообще — окаянный Святой Стефан?
В коридоре перед нами возник Освальд.
— Мой добрый Кент, сходи проследи, чтоб дочери не порешили короля, Корнуолл не порешил Эдмунда, сестры не порешили друг друга, будь добр? А если получится, постарайся и сам никого не порешить. Рановато что-то для таких решений.
Кент поспешил дальше, а Освальд приблизился.
— Так ты, — молвил он, — ночь пережил?
— Ну еще бы, — ответил я. — А чего нет?
— Потому что я рассказал Корнуоллу о твоем свидании с Реганой и рассчитывал, что он тебя прикончит.
— Едрическая сила, Освальд, да прояви же ты хоть чуточку коварства, а? Негодяйство в этом замке совсем ни к черту — Эдмунд любезен, ты предсказуем. Что дальше будет? Корнуолл начнет кормить сироток с ложечки, а из попы у него полетят синие птички? Давай-ка еще разок попробуем — хоть притворись злокозненным. Начали.
— Так ты ночь пережил? — молвил Освальд заново.
— Ну еще бы. А чего нет?
— Да ничего, просто я за тебя волновался.
Я стукнул Освальда Куканом по уху.
— Нет же, безмозглая некумека, я ни за что не поверю, что тебя станет беспокоить мое благополучие. Ты же натуральный хорек, правда?
Он потянулся было к мечу, но я со всего маху треснул его Кукановой палкой по запястью. Негодяй отскочил и стал тереть ушибленную руку.
— Невзирая на твою некомпетентность, наш уговор остается в силе. Мне нужно, чтобы ты посовещался с Эдмундом. Передай ему это послание Реганы. — Я вручил ему письмо, которое написал при первом свете зари. Повторить руку Реганы было несложно — она уснащала свою скоропись сердечками. — Печать не ломай — в письме принцесса клянется в своей преданности получателю, однако ж увещает не являть приметных знаков нежности к ней. Кроме того, ты должен предупредить его, чтоб не выказывал прилюдного почтения к твоей госпоже Гонерилье перед Реганой. И поскольку я знаю, что сложная интрига смущает тебя, позволь обрисовать вкратце твои интересы. Эдмунд отправит на тот свет Олбани, тем самым твоя госпожа обретет свободу в проявленьях иных своих чувств, кроме супружеских, и лишь после этого мы объявим Корнуоллу, что Эдмунд наставил ему рога с Реганой, и герцог отправит ублюдка на тот свет, а тут уж и я подпущу своих любовных чар Гонерилье, и она кинется в твои распростертые хорьковые объятья.
— А вдруг ты лжешь? Я же пытался тебя убить. Зачем тебе мне помогать?
— Превосходный вопрос. Во-первых, в отличье от тебя, я не мерзавец, а стало быть, можно рассчитывать, что действую я хоть с толикой, но последовательности. А во-вторых, я желаю отомстить Гонерилье за то, как она отнеслась ко мне, к своей младшей сестре Корделии и к самому королю Лиру. Лучшего наказания ей я не могу придумать, нежели спарить ее с навозной башней в человечьем облике, коей являешься ты.
— А, ну тогда разумно, — молвил Освальд.
— Тогда рысью марш. Проследи, чтоб Эдмунд не выказывал почтения.
— Я и сам могу его ухайдакать за то, что осквернил мою госпожу.
— Нет, не можешь. Ты же трус, забыл?
Освальда затрясло от ярости, но к мечу тянуться он не стал.
— Беги, дружок, а то у Кармана тут еще полна попа шутовства.

Похотливая рука ветра ощупала весь двор: юбки сестер подскакивали и трепались, волосы хлестали по лицам. Кент горбился и придерживал широкополую шляпу, чтобы не унесло. Старый король потуже запахнулся в меховую накидку и щурился против пыли, а герцог Корнуолл и граф Глостер укрылись от непогоды под огромными воротами замка. Похоже, герцог не возражал, что беседу поведет его герцогиня. Я обрадовался: Эдмунда не видать — и выскочил во двор, звеня бубенцами, с песней практически на устах.
— Эй-гей! — молвил я. — Надеюсь, все хорошенько оприходовались на сатурналиях?
Сестры глянули на меня безучастно, словно я говорил по-китайски или собачьи, а их в одну ночь духоподъемно не оприходовал громадный дуботряс с елдой, как у осла; и не раз. Глостер опустил взор — полагаю, ему было стыдно за то, что вынес собственных святых ради Святого Стефана и угробил годную попойку. Корнуолл осклабился.
— А, — продолжал, нимало не смутившись, я. — Стало быть, у нас тогда стол ломился от рождественских яств? Рог окаянского изобилья от пампушки-иисусика во младенчестве? Тихая ночь, верблюды и три царя одеколона{4}? От коих разило ладаном, златом и миррой?
— Ятые христианские гарпии хотят у меня рыцарей забрать, — произнес Лир. — Гонерилья и так мне вдвое сократила свиту [Парафраз реплики Лира, акт II, сц. 4, пер. Б. Пастернака], а нынче мне что — совсем распустить прислугу? [То же, там же, пер. А. Дружинина]
— Знамо дело, государь, — вставил я. — Все беды от христианства. Я и забыл, что ветер вам сегодня дул с языческих небес.
Тут выступила вперед Регана — и да, шла она несколько враскоряку.
— Она права. Полсотни человек вполне довольно. Неужели мало? Да нет, и этих много чересчур: и дорого и страшно [Там же, пер. Б. Пастернака]. И почему не могут, государь, служить вам сестрины и наши люди? [Реплика Гонерильи, там же, пер. Т. Щепкиной-Куперник]
— К тому же, — произнесла Гонерилья, — легко ли будет поддержать порядок в двух разных свитах под одною кровлей, но под начальством разным? Это трудно и невозможно даже [Реплика Реганы, там же, пер. А. Дружинина]. К услугам вашим вся челядь и Реганы, и моя.
— Вот именно. А будут нерадивы — сумеем приструнить [Обе реплики — там же, пер. О. Сороки], — поддакнула Регана.
— Ты всегда вторила сестрице, — сказал Лир. — Единственная собственная мысль расколола бы тебе кочан, как громом, трусливая ты стервятница.
— Так держать, государь, — молвил я. — Вот так кухарка, когда угрей живьем запекала в пирог, то скалкой их по башке, по башке: «Лежать, баловники, не подыматься!» [Там же, пер. О. Сороки] Может, опамятуются. Удивительное дело, что с эдаким отцовским воспитаньем из них получились такие восхитительные чада.
— Дочь, не беси меня! [Там же, пер. Т. Щепкиной-Куперник] Я обойдусь как есть [Там же, пер. О. Сороки]. Я б развелся с могилой, что хранит прелюбодейку-мать [Там же, пер. М. Кузмина]. Но все-таки ты дочь, ты кровь моя — или, верней, болезнь в моей крови, нарыв на теле, язва, гнойный веред [Там же, пер. О. Сороки.]. Раз так ко мне относишься.
Я кивнул и положил голову на плечо Гонерильи.
— Очевидно, прелюбодеянье в этой семье наследуется по материнской линии, дынька. А вот злость и роскошные сиськи — по отцовской.
Она меня оттолкнула, невзирая на мою мудрость.
Лир разошелся не на шутку — оря на дочерей, он весь трясся, и с каждым словом, казалось, сил у него все меньше:
— О боги! Вот старик пред вами бедный, под бременем тоски и лет несчастный! Коль это вы дочерние сердца против отца озлобили, то больше не надо издеваться надо мной, не дайте мне снести спокойно это; меня зажгите благородным гневом! Слезам, оружью женщин, не давайте позорить щек мужчины! [Там же, пер. Т. Щепкиной-Куперник.]
— Это не слезы твои щеки позорят, стрый, — молвил я. — Это дождь идет.
Глостер и Корнуолл отвернулись — обоим было неловко за старика. Кент придерживал короля руками за плечи, пытался увести его от непогоды. Лир отмахнулся от него и подскочил к дочерям:
— Нет, ведьмы, я отомщу обеим вам жестоко. Мир содрогнется!.. Я еще не знаю, что сделаю, но сделаю такое, что страшно станет. Думаете, плачу? Нет, не заплачу: причин для слез немало, но пусть сердце в груди на части разобьется раньше, чем я заплачу. Шут, я помешаюсь! [Там же, пер. М. Кузмина]
— Вестимо, стрый, хорошее начало — полдела откачало. — Я подпрыгнул и тоже попробовал обнять старика за плечи, но он локтем оттолкнул меня:
— Отмените свое распоряженье, бестии, иначе я этот дом покину. — И он направился к воротам.
— Оставьте скоморошничать. Довольно [Реплика Реганы, там же, пер. Б. Пастернака], — не выдержала Гонерилья. — Но вы, отец мой, стары; природа в вас достигла до предела своих границ; вести вас, править вами пора другим, мудрейшим, кто способен понять вас лучше вас самих [То же, там же, пер. Т. Щепкиной-Куперник].
— Я все вам отдал! [Там же, пер. А. Дружинина, М. Кузмина и Т. Щепкиной-Куперник] — завизжал Лир, тряся немощной клешней перед носом Реганы.
— И сделали не худо [Там же, пер. А. Дружинина] — только при этом не сильно торопились, старый вы ебила, — рявкнула та.
— Вот это она сама придумала, стрый, — вставил я, склонный во всем видеть светлую сторону.
— Нет, я скорее откажусь от крова! [Там же, пер. А. Дружинина] — пригрозил Лир, делая еще шажок к воротам. — Я не шучу — предпочту я быть совсем без него [Парафраз реплики Лира, там же, пер. М. Кузмина.] и в обществе совы и волка сдамся на милость непогоды и нужды! [Там же, пер. Б. Пастернака] Вот пойду сейчас и сдамся.
— Как вам угодно [Там же, пер. А. Дружинина, М. Кузмина и Б. Пастернака], — сказала Гонерилья.
— Увы, сэр… [Там же, пер. О. Сороки] — произнесла Регана.
— Я пошел. Прочь из замка. И никогда не вернусь. Совсем один.
— Пока, — сказала Гонерилья.
— Оревуар, — промолвила Регана на чистейшем, блядь, французском.
— Я совсем не шучу. — Старик уже практически стоял за воротами.
— Ворота на запор! [Реплика Корнуолла, там же, пер. А. Дружинина и Т. Щепкиной-Куперник] — приказала Регана.
— Увы, стемнеет скоро; сильный ветер так и свистит; на много миль вокруг нет ни куста [Там же, пер. М. Кузмина], — осторожно промолвил Глостер.
— Заприте входы, блядь. Она права [Парафраз реплики Корнуолла, там же, пер. Б. Пастернака], — не выдержала Гонерилья, и тут же сама подбежала и навалилась всем корпусом на громадную железную рукоять. Тяжелая обитая железом решетка с лязгом рухнула — острия в стремлении своем к пазам в каменных плитах едва не пронзили старого короля.
— Я ухожу, — произнес он уже через решетку. — Думаете, передумаю?
Но сестры уже скрылись от непогоды в замке. Корнуолл двинулся за ними, торопя Глостера.
— Беда. Густеет ночь [Там же, пер. О. Сороки], — сказал Глостер, глядя на своего старого товарища по ту сторону решетки. — В такую непогодь никому не поздоровится.
— Сам виноват: не пожелал покоя! [Реплика Гонерильи, там же, пер. Т. Щепкиной-Куперник] — отрезал Корнуолл. — Скорей, милорд, уйдемте от грозы! [Парафраз реплики Корнуолла, пер. А. Дружинина]
Глостер оторвал взор от решетки и затопал за Корнуоллом в замок. Под дождем остались только мы с Кентом в промокших насквозь шерстяных плащах. Кента зримо терзала судьба старика.
— Он же совсем один, Карман. Еще и полдень не пробило, а темно, как в полночь. Лир же — там, один.
— Ох язвический язь, — молвил я. Посмотрел на цепи, уходившие на крышу привратной сторожки, на брусья, торчавшие из стен, на зубцы поверх стены — защиту для лучников. Проклял затворницу и мои акробатические штудии. Не был бы обезьяной… — Я пойду с ним. Но ты должен беречь Харчка от Эдмунда. Поговори с беломойкой, у которой шибательные дойки, она поможет. Парнишка ей нравится, что б она там ни говорила.
— Схожу помогу поднять ворота, — вызвался Кент.
— Не стоит. Присматривай за Самородком и прикрывай себе спину от Эдмунда и Освальда. Я вернусь со стариком, как получится. — С теми словами я сунул Кукана себе под камзол сзади, разбежался, подпрыгнул и повис на массивной цепи, паучьи перебирая руками, пробежал наверх, зацепился ногами за торчавший брус и пошел скакать с одной балки на другую, пока не ухватился за камень. А там еще один этаж — и я был на стене. — А крепостёнка не крепка! — крикнул я сверху Кенту и помахал. Он и глазом не успел моргнуть, а я уж перемахнул через стену и съехал вниз по цепи подъемного моста.
Старик уже добрел до ворот деревни и почти скрылся в потоках ливня. В своей меховой накидке он ковылял в пустоши, похожий на древнюю мокрую крысу.



Назад | Оглавление | Вперед



Опрос на сайте

No votings found

Календарь

«    Октябрь 2018    »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31

Материалы по ЕГЭ

Яндекс.Метрика